Ждем вас по новому адресу: ТИБИДОХС

Вверх
Вниз

Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра? » БИБЛИОТЕЧНОЕ ХРАНИЛИЩЕ » Прелести гостеприимства


Прелести гостеприимства

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Прелести гостеприимства
Участники: Валерия Бейбарсова, Милена Черноморова
Ночь на 1ое ноября, Лысьегорсокое кладбище.
Даже и не спрашивайте, зачем Милена согласилась на этот дурацкий спор. Ведь чувствовала, что зловещее лицо Лекс Кирьяновой не предвещает хороших вещей. Хотя какая теперь разница? Она здесь и должна найти предварительно спрятанный тапок Поклепа, неизвестным образом оказавшийся в руках Кирьяновой.
Но лысьегорские ведьмы явно не настроены дать Милене в эту ночь спокойно найти тапок, поэтому закрывают ее в склепе. Не одну. С некромагом, у которой были свои причины быть здесь.

Криво и косо. Лерочка, из меня сочинитель никакой :D

+1

2

В отличие от Милены, Лера понятия не имела, как она оказалась в склепе. К сожалению, так бывает, когда твой брат обладает мало того, что своеобразным и к тому же просроченным чувством юмора, но и в дополнение владеет способностью произношением вслух реализовывать свои больные фантазии. Частенько после разговоров с ним, Лера словно отключалась и приходила в себя в самых разных местах: в кабинете Поклепа, в комнате Буслаева, на крыше башни привидений… Впрочем, зачастую Бейбарсова все же приходила в себя раньше, чем достигала пункта назначения: за годы совместной жизни у нее выработался иммунитет. Но бывали и досадные промахи.
Вот и сейчас, Вел сидела на полу в каком-то странном каменном помещении, похожем на подвал, но не имевшем при этом ни лестницы, ни двери. Здесь было темно, пахло пылью и сыростью. Не то, чтобы это было так уж невыносимо: самих по себе подземелий, Лера ничуть не боялась. Но провести такую волшебную хэллоуинскую ночь наедине со стеной, Бейбарсова не хотела. Лера сидела и размышляла о своей нелегкой судьбе некромагини. Как мог Саша забросить ее в такую даль, даже имея в своем арсенале силу слова.
"Чую здесь не иначе как Жикинским душком попахивает, будь он не ладен вместе со своими порталами и моим тупицей братцем" – мысленно осыпала ребят проклятьями Барсша. "Ну ничего, как только я выберусь отсюда, а рано или поздно я отсюда выберусь, узнаете у меня, как злить темную ведьму. Я, конечно, не Шурасик, но уж для них придумаю что-нибудь особенное… а нет, так у Клоппа совета спрошу, он на гадости всегда горазд!"
Такое милое ворчанье согревало черное сердце некромагини и не позволяло Лере окончательно пасть духом. Наконец, в своей шизофрении Бейбарсова дошла до того, что принялась сжимать руками воздух, представляя, как душит Алекса. Возможно, Лера бы пошла дальше, она уже была готова приложить воображаемого Сашу головой об каменный пол, но тут ее отвлек необычный звук. До этого ведьма пребывала в полной тишине, если не считать ее злобного рычанья и фырканья. Но сейчас над головой Леры было отчетливо слышно, как кто-то ходит и при этом громко разговаривает. Говорящих было много, при этом слышались крики и какая-то возня.  Лера необычайно воодушевилась. До этого она в тщетной попытке выбраться простучала все стены, палила по ним искрами, но результата никакого не было. И неудивительно, ведь выход из подземелья было над ней, а не вокруг.
-Ну ладненько, магички идут в отрыв, - поднявшись на ноги, Лера деловито потерла ладони.
-Облегчаус гелиос! – голубая искра, взмыв под самый потолок, осветила тесное убежище Бейбарсовой. Лера ощутила холодок внутри и почувствовала, что каменный пол уходит из-под ног. Улыбающаяся ведьма поднималась все выше и выше и, выставив вверх правую руку, представляла себя бэтменом. Неажиданно сверху все крики и топот смолкли и Лера было испугалась, что она упустила свой шанс выбраться отсюда.
-Вандалиссимо! – вторая голубая искра с грохотом пробила камень. В образовавшейся дыре было темно как в склепе. Приунывшая было Лера, проскочив в дыру, повисла на краю, вцепившись руками в камень и пытаясь подтянуться. Перед Лерой открывался вид на такие же каменные стены как были в предыдущем подземелье с темнеющими в них арками-нишами. Только это помещение было большего размера, и чуть в стороне Лера заметила темнеющий прямоугольный силуэт. "Точно склеп какой-то! Ну Жикин, ну братец… нет, кому-то из них определенно надо подлечить фантазию". Позади ведьмы послышался какой-то шорох. Лера хотела бы выстрелить на звук искрой, но не рискнула отпускать холодный камень.
-Ээээй, есть тут кто?! – нетерпеливо закричала Бейбарсова.


ООФ: ну как-то так... Если что - потом перепишу.

0

3

Нет, нет и нет! Даже не спрашивайте Милену, что она здесь делает, иначе она вас просто испепелит. Что может быть хуже, как проиграть спор темному магу. Как можно было вообще поверить, что у темных есть чувство меры и совесть? Отправить на такое! В эту дыру!..

- А я ведь тебе говорила, светлая, что проиграешь!
- Все, Лекс, просто говори мне мое наказание - и я пойду страдать и тихо тебя ненавидеть, - пробурчала Милена под улюлюканье Наны и Анасты, которые пришли посмотреть на это зрелище. Последняя даже раздобыла попкорн.
- Ой, Милс, почему ты такая скучная? Сегодня же твой День рождения, тем более что это ночь Хэллоуина! Будет, что внукам рассказать!
- Древнир, Кирьянова! Не получай от этого тако-ое удовольствие, а то сейчас лопнешь.
Девчонки громко засмеялись. Милена гневно на них посмотрела, что у нее получалось уж очень забавно. Ну не умела дочь самого добродушного академика наводить ужас одним своим взором!
- Ой, Черномор, тебя злить просто одно удовольствие! - Лекс перевела дыхание. Она еще немного  посмеялась, а потом внезапно сделала серьезное лицо и положила руку на плечо Милены: - Милс, ты готова принять ответственное задание?..
- Боги, давай ты уже! - перебила ее Лена. Лекс только хихикнула. 
- Ну хорошо, радость моя. Твоим наказа-анием... бу-у-удет... (глаза Милены становились все шире и шире) полет на Лысьегорское кладбище, - Лекс хитро улыбалась и во все глаза смотрела на Милену, которая не понимала, что происходит.
- И-и-и... зачем?
- А вот это самое интересно! Спасти!
- Кого? - встрепенулась Милс. Не то, чтобы в ней проснулся герой, просто темные могли же что угодно придумать! 
- Древнир, да успокойся же ты! Не кого, а что. Тебе просто нужно вернуть белый тапочек Клёпы, - Кирьянова невинно захлопала ресницами.
Три. Два. Один.
- ЧТО?!! Вы сперли у Поклепа тапок? - Милена никак не могла въехать, в то время как троица уже откровенно ржала. - Да и какой к Чуме тапок?!
- Ну.. ну.. бе-ееленький такой, с правой ноги, - подала голос Анаста. 
Милена не могла поверить, что ей придется спасать тапок завуча. Будь-то выходные туфли Клоппа, Милена и не почесалась бы, но завуч к своим тапочкам относится очень трепетно. Он бы Тибидохс по кирпичикам разобрал. И тогда бы могли открыть не самые приятные тайны учеников. Даже светлого отделения. Так что уж лучше ей спасти белый тапочек.
Милена схватила метлу (не зная чью) и резво вышла из комнаты. Она только слышала, как Алекс кричала ей вслед: 
- И заклинания поиска не сработают! Мы постарались! Спаси-и-и его-о-о!!!

Милена, как светлый маг, никогда вслух никого не оскорбляла, смиренно выносила выходки подруг в ее сторону, была доброй и отзывчивой. Но мысленно расправлялась со всеми. И вот сейчас Милена бурчала под нос проклятия, предусмотрительно коверкая слова. 
Но на самом деле Милс не злилась (не умела она); в какой-то степени вся эта ситуация ее забавляла. Кроме одного: Милена Черноморова, будущий боевой маг, дочь бессмертного академика, до дрожи в коленях боялась Лысьегорского кладбища. Именно этого кладбища. 
Будучи очень впечатлительной, Милена в детстве  наслушалась кра-а-асочных историй об этом кладбище. С тех пор впечатление о нем как о самом жутком месте на планете осталось.
Бросив метлу у ближайшего склепа, Милена осмотрела. Да, кладбище-то не маленькое. И куда они умудрились его спрятать?
- Говорите, заклинания поиска не работают? Сейчас и проверим. Квасис грасис отыскатис!
Зеленая искра, вылетевшая из перстня, закружилась в воздухе и лопнула. Милена недовольно скривилась: все-таки постарались, а она думала, что ей мозги запудрить решили.
- Ну ладно! Но про это они точно забыли. Фандейро! - кольцо выстрелило яркой искрой, но через секунду она так же схлопнулась.
Милена чертыхнулась. Ей действительно придется искать тапок! Ночью. На Хэллоуин. На Лысой горе!
- Чума вас забери! И где мне его искать!? В могиле? Во рту нежети? С этом богом забытом склепе?! - Милена махнула рукой на склеп, который величественно и мертво возвышался над ней.
Где-то завыл волк. Или оборотень. Или еще кто-то. Милена поежилась от холода и попрыгала на месте.
- Так, Черноморова, соображай! Наверняка он спрятан где-то недалеко: я чувствую это гребанную темную магию. А учитывая, какой недавно был жуткий ветер на Горе, наверняка она его спрятала в этом склепе, - и Милена уверенным шагом направилась к склепу. Милс чувствовала присутствие темной магии. Каким бы заклинанием Алексия не пользовалась, оно сохранило отпечаток ее магии, которую Милена так чувствовала. 
- Эхехе, не думала, что это будет так трудно, - радостно сказала Милена, выпуская искры и отворяя тежелую дверь.
Не говори гоп пока не перепрыгнешь. Милена оказалась на вечеринке (если распитие медовухи вокруг магического огня можно так назвать) каких-то лысьегорских ведьм, которые на вид были старше самих атлантов. Ведьмы хитро прищуривались, в то время как Милена не могла пошевелиться от страха:
- Ой, ма-а-амочки-и-и-ии... - пропищала Милена.
- Гляньте-ка, кто к нам пришел, - проскрипела старуха слева, - Девонька, тебе чего?
- Опа, так ишшо и шветлая, - прошкрябала челюстями ее соседка.
- Аг-га, - прошептала Милена, не отрывая взгляда от кучи лохмотьев, которые валялись в дальнем углу, в тени. Черноморова чувствовала исходившую от них древнюю, темную энергию. Эта ведьма была сильной. Тут куча зашуршала, задвигалась и Милена услышала скрип, оказавшийся голосом ведьмы:
- Све-е-етлая… в такой де-е-ень… - старуха выпрямилась во весь рост, оказавшийся не маленьким. Милена шарахнулась назад и уперлась в дверь.
- Куда же ты, лапушка. Не можем мы тебя отпустить в такой холод,- с фальшивой любезностью отозвалась первая.
Лохмотья (как про себя Лена окрестила третью старуху) подошли к огню и задергались. Старуха выполняла какие-то пассы руками, ибо пламя огня задвигалось с ней в такт. Милена заворожено смотрела на то, как остальные ведьмы задвигались вслед, как вокруг начала сгущаться магия и как внизу, в подземелье, что-то затрещало и разбилось. Лица ведьм потемнели. И тут одна, мелкая и тучная, которую Милена не заметила прежде, заверещала высоким голосом:
- Хорош чесать языками, девки! Жрать охота! – и голодными глазами посмотрела на Милс.
- Шлепкус всмяткус капиталис!!! – заорала Милена, вытянув руку с перстнем. Две яркие зеленые искры выстрелили в ведьм. Ничто не питает магию так, как эмоции и чувства. Заклинание сработало на ура. Пока ведьмы собирали мысли в кучку, Милс бросилась к дверям, пытаясь и открыть, но безрезультатно: лохмотья успела закрыться. Магия была старой, но действенной. Милена лихорадочно продумывала варианты побега, как заметила за старенькой пыльной вазочкой что-то белое, от которого веяло магией Кирьяновой.
- Тапок!!! – радостно закричала Милена, схватила его и налетела на мелкую ведьму.
Ведьма лихорадочно подпрыгивала, махая руками и выплевывая непонятные слова. Милена подняла руку с перстнем, выкрикивая заклинание защиты и прижимая тапок к груди, как вдруг произошел взрыв. Мощная энергия отбросила всех и вся. Пламя потухло – и в склепе стало темно. Милена, удачно подстраховавшаяся отлетела к стене, не теряя тапка. Ведьмы же были отправлены в нокаут. В темноте кто-то голосом Леры Бейбарсовой заорал:
-Ээээй, есть тут кто?!
Милена, кашляя и кряхтя, поднялась на локти, всматриваясь в то место, откуда шел звук.
- Бейбарсова? А тебя как леший сюда принес?

Что-то меня унесло хD
И я хочу способности поменять.
И дату рождения.
Азаза

0

4

Лера продолжала вертеть головой в поисках хоть одной живой души. Впрочем, сейчас девушка была согласна даже на неживую душу, которая могла подсказать, у какого черта на куличиках она находится.  Подумать только, она едва ли не с боем пробивалась сквозь стены подземелья, чтобы оказаться в еще одном подземелье. Правда, здесь было гораздо теплее и еще пахло дымком от костра и серой…
Позади Вел вновь раздался настороживший ее шорох, на сей раз сопровождаемый сухим кашлем и кряхтеньем.
- Бейбарсова? А тебя как леший сюда принес? – послышался знакомый голос.
"Знакомый? Ну еще бы, он же обращается к тебе по фамилии". Логично рассудив, что знаменитая фраза "промедление смерти подобно" как нельзя лучше подходит к сложившейся ситуации, Лера поспешила принять вертикальное положение и оглядеться. Перенеся вес на локти и, напрягая мышцы спины и пресса, девушка подтянулась на локтях и закинула ногу на пол. Подтянула вторую ногу, перекатилась по полу и вскочила на ноги, выставив вперед  обе руки. Мысленно Бейбарсова была готова как к магической атаке, так и к призыву меча.  Какого же было ее разочарование смешанное с удивлением, когда вместо врагов девушка обнаружила у стены на полу склепа Милену Черноморову. Хотя в запыленной и ошарашенной девушке с трудом угадывалась грозная магспирантка кафедры боевой магии, но у падшей сомнений не было: перед ней была однозначно Черноморова.
-Я бы тоже хотела знать ответ на твой вопрос. Хотя я подозреваю, что как раз таки леший к моему загадочному исчезновению и не причастен, - покачала головой Лера.
Успокоившаяся Бейбарсова принялась изучать подземелье, в котором по счастливой или не очень счастливой случайности оказалась вместе со светлой. Недалеко от ведьмы обнаружились остатки магического костра, темные арки оказались наглухо замурованными нишами, в которых на постаментах стояли урны с прахом. Должно быть со стороны  появление Бейбарсовой выглядело эффектно, потому что Милена до сих пор не могла опомниться, а дыра в полу с неровными краями, больше напоминала бездонный колодец. Валерия восхищенно присвистнула.
-Так вот как вы светленькие празднуете хэллоуин… ну-ну… Это ж подумать только! Дочь самого Сарданапала, главы светлого отделения школы магии Тибидохс, проводит священную для всех волшебников ночь в склепе, - хмыкнула Лера и тут же досадливо покачала головой, - а еще нас темными называют!
Вел заметила как покраснели уши Милены и отвернулась от волшебницы, пряча  улыбку. Отвернулась как раз вовремя, чтобы уловить странную возню. До сих пор Лере казалось, что в склепе, кроме них с Милс никого нет, но, похоже, она ошиблась. На полу копошились темные силуэты, некоторые из них кашляли, другие что-то невнятно бубнели.
-Это что, частная вечеринка? А для некромага местечко найдется? – попыталась пошутить Лера. Она еще смутно надеялась, что такая правильная светлая как Милена не сунется в хэллоуин в склеп кишащий нечистью. Хотя в глубине души ведьма чувствовала, что все ее надежды тщетны. Перед Лерой выпрямилась во весь рост высокая сухая старуха с большим беззубым ртом и отвратительным крючковатым носом. Маленькие глазки кровожадно поблескивали, пожирая девушку.
-Найдет-ся, - вместо Милены прошипела ведьма.
-Какая прелесть, - Лера обворожительно улыбнулась, отступая на шаг назад, - Знаешь, Милс, я, пожалуй, сегодня не настроена веселиться, да и вообще, пора мне! Вандалиссимо!
Резко повернувшись к выходу, Вел выпустила из перстня на правой руке голубую искру, которая скользнув к двери, потухла, не причинив ей ни малейшего вреда.
-Даже так?! Посмотрим кто-кого! Монтажникус вандалло! – еще две искры погасли, коснувшись двери. Лера обернулась: ведьмы скалясь щербатыми ртами приближались к девушкам.
-Куда же вы спешите? Останьтееесь на ужииин!
-Благодарю за гостеприимство, но у меня сегодня нет аппетита. Счастливо оставаться! Туманус прошмыгус! – помахав ведьмам рукой, Лера ткнулась спиной в дверь – бесполезно, сплошной камень.  Лера еще пару раз толкнула дверь плечом и наконец со злости пнула ее ногой.
-Чтоб тебя… Когда надумаю хорониться, обязательно позову этого архитектора!
Отвернувшись от ставшей бесполезной двери, Лера снова внимательно оглядела склеп. Было очевидно, что дверь заколдовали снаружи, и этим путем девушкам сегодня не выбраться. Ведьмы расплылись в улыбках. Низкая и толстая ведьма уже причмокивала губами, словно предвкушая вкус молодого девичьего мясца. Впрочем, Вел не могла их винить: каждый выживает, как может. Это девушкам не следовало соваться на кладбище ночью, да еще и в хэллоуин.
"Нужно срочно что-то придумать, иначе склепом мне придется обзавестись раньше, чем я планировала. Если конечно от меня что-то останется…".
-Интересненькая такая ночка намечается, - задумчиво протянула Бейбарсова.

+1

5

Сто лет обещала тебе этот пост. Прости меня, солнышко))
Вставила тот отрывок из лс.

Не спеша, Милена поднялась на ноги, держа в левой руке тапок. Она была вся в пыли, поэтому фыркала и отряхивалась. Как оказалось, в склепе были не только "добродушные старушки", но и Вэл. Этот факт ввел Лену еще в большее уныние: Леру она недолюбливала. Но Судьба решила все иначе. Милена оперлась об стену, неосознанно  обмахиваясь тапком, и рассматривала Леру: да, самолюбия у этой девицы на всех Падших Ангелов хватает.
- Так вот как вы светленькие празднуете хэллоуин… ну-ну… Это ж подумать только! Дочь самого Сарданапала, главы светлого отделения школы магии Тибидохс, проводит священную для всех волшебников ночь в склепе, - хмыкнула Лера и тут же досадливо покачала головой, - а еще нас темными называют!
Лена молча скривилась, хотя слова Бейбарсовой задели чувства светлой. Темные такие темные! Вот только увидеть старосту светлого отделения в компании этих же темных можно все чаще.
- Я тут вообще тапок Поклепа спасаю, ага, - Милена помахала перед носом Леры тем самым тапком. - Так что советую придержать коней: ты же прекрасно знаешь, КАКОЕ отделение у нас любит такие шутки.
Милена отвернулась от Леры, в сердцах проклиная всех и вся. В особенности Поклепа с его любовью к белым тапочкам, простыням и подушечкам. Милена, как дочь академика Черноморова, имела доступ практически ко всем закоулкам Тибидохса. Так что о преподавателях Милена если и не знала все, то догадывалась. Хотя про любовь Поклепа к тем самым белым тапочкам, кажется, знали все тибидохцы.
А ведьмы, кажется, снова пришли в себя. Милена заметила это вместе с Лерой. Бейбарсова попыталась сбежать, но попытки оказались тщетными.
- Интересненькая такая ночка намечается, - протянула она. Милена только кивнула. Ведьмы уже на всю наступали.
- Что будем делать? - на всякий случай выставив вперед руку с кольцом спросила Милена. Бейбарсова вытаращила на девушку свои удивленные глаза.
- Ты у меня спрашиваешь? - возмутилась Лера. - Насколько я помню, это ты у нас без пяти минут дипломированный боевой маг! Так что можешь не стесняться и продемонстрировать все свои навыки в действии. Мне всегда было любопытно, на что способна боевая магия. А то сама понимаешь, слухам поверить - себя обмануть!
- Знаешь, у тебя опыта так побольше будет! - нервно ответила Милена. - Я просто...
Ведьмы атаковали. Черноморова инстинктивно выставила руку с кольцом вперед, создавая блокировочное заклинание. Милена зачарованно смотрела на Бейбарсову, которая сосредоточенно отбивала заклинание за заклинанием. Служба Буслаеву сделала Леру из обысной девчонки в настоящего бойца. Милена, как бы она это не скрывала, завидовала Лере. И эта мысль прибавила ей сил и решимости.
- Искрис фронтис! - зеленая искра разбила потолок над головой одной из ведьм, обрушив на нее кусок камня. Однако чутье в Милене говорило, что ведьма еще не сдохла. Милс оглянулась на Леру, которая уже начинала выдыхаться. Черноморова заволновалась, что Вэл пропустит удар и подвинулась к ней ближе, отбрасывая очередное заклятие.
- Да забери вас Чума! - кричала Милена, выпуская искры. - Вас же... лет пятьсот... назад... перебили! Чертово Магщество!!
И Лера, и Милс в этот момент выпусти искры, которые, слившись, отбросили ведьм.
- И ты наивно верила, что Магщество перебьет их всех? - Бейбарсова посмотрела на Милс, словно та сморозила глупость. - Оно обязательно оставляет кого-нибудь для себя. На всякий случай.
- Да не, - Милена выдохнула, - отец мне рассказывал, что он просил оставить их. Изолировать. Все-таки они носители древней магии. История, культура, чтоб ее. Но Магщество, конечно, защебетало, мол, "нет-нет, академик Черноморов, они представляют огромную опасность для магов". Ты права, конечно. Но видимо отец справился сам, - Милена махнула рукой в сторону ведьм, приходивших в себя. Тут одна из ведьм, что первая заговорила с Миленой, удивленно спросила:
- Черноморов? Тот пухленький усатый красавчик твой отец?! Деточка, так что ж не сказала! Он же нас и спрятал, да-да. Хороший человек! Замечательный маг! - она поднялась и засуетилась, убирая магией мусор и сотворяя небольшой деревянный кофейный столик и несколько милых плетеных стульчиков. - Так вы садитесь, девочки, садитесь. расскажете старым ведьмам как и что. Да и ты, я смотрю, - она перевела взгляд на Леру, которая не на секунду не расслабилась, внимательно следя за ведьмой, - темная чаровница. Ведьмина кровь. Ух и сильна ты, девчонка...
И Милена, и Вэл стояли и не могли по верить в услышанное: вначале их хотела убить, а теперь предлагают напоить чаем. Отравленным? Однако Милена почувствовала, что ведьмы действительны настроены радушно. Насколько это, конечно, возможно в их случае.
- Да-а, - протянула Милс, - мы такие. Но за кресельце я все же сяду, - Милена плюхнулась за хлюпкое плетеное кресельце, которое мгновенно отозвалось скрипом. - Вэл?

+1

6

- Я тут вообще тапок Поклепа спасаю, ага, - перед носом Леры промелькнуло белый пушистый тапок. Впрочем, от пыли, скопившейся в склепе за многие столетия,  тапок сделался серым. Лера перехватила руку Черноморовой, размахивающую тапком, и близоруко прищурившись внимательно в него всмотрелась.
-Без сомнения тапок перенесен сюда темной магией, да только вынуждена тебя огорчить, Милс. Это не тапок Поклепа! – категорично заявила Бейбарсова.
-Как не тапок Поклепа?! – опешила Милена. На какие то доли секунды Лере стало жаль Лену. Еще бы! Заслать светлого, пусть даже и боевого мага в ночь разгула нечисти на лысегорское кладбище мало того что под нелепым, так еще и фальшивым предлогом… да, это вполне так в духе учеников темного отделения.
-Вот так! – пожала плечами Лера, - Белые тапки Поклепа Бульонов сглазил пару недель назад, и тапки улетели в теплые края на зимовку, бодро хлопая стоптанными задниками. Ну помнишь, Игоря еще отрабатывать к Тарараху отправили, его гарпия укусила и он два дня в магпункте пролежал делая вид, что умирает?
-А чей же это тапок? – убито спросила Черноморова. Лера покачала головой.
-Откуда мне знать?! Вполне возможно, что и ни чей. Только Поклепу показывать не советую: он еще тоскует по своим тапкам. Небось, надеется, что они весной обратно прилетят, - ухмыльнулась девушка. Впрочем, ухмылялась она не долго: к ним с Миленой со всех концов склепа тянулись тощие сухие руки ведьм. Хотя это суждение обманчиво, уж Лера то знала, что стоит этим сухим ручонкам вцепится в кого, нипочем не отпустят, всю душу вытрясут, но не отпустят.
- Что будем делать? - на всякий случай, выставив вперед руку с кольцом, спросила Милена. Прикидывая как им выбраться из склепа, Бейбарсова изобразила искреннее удивление на лице.
- Ты у меня спрашиваешь? - возмутилась Лера. - Насколько я помню, это ты у нас без пяти минут дипломированный боевой маг! Так что можешь не стесняться и продемонстрировать все свои навыки в действии. Мне всегда было любопытно, на что способна боевая магия. А то сама понимаешь, слухам поверить - себя обмануть!
Говоря это, Лера не солгала: мама и вправду много рассказывала о боевой магии, впрочем, сама практиковаться Лера не решалась даже будучи в своей светлой ипостаси. Так только искрисом-фронтисом баловалась. Это с темной магией все просто: пользуйся, кто хочешь. Белая же магия капризна как девица, и шуток не понимает, совсем как Поклеп. Стоит ей только на секунду усомниться в благости твоих намерений и уже никакая Ягге тебе не поможет.
- Знаешь, у тебя опыта так побольше будет! –в голосе Милены проскакивали нервные нотки. - Я просто...
Ведьмы атаковали. Отбивая заклятия, Лера пожалела, что рядом нет Мамзелькиной с ее невзрачной на первый взгляд косой или Могиловой, с которой хоть и мало толку в драке, зато она незаменимый болельщик. Хотя стоит отдать должное: Милена с ее превосходными щитами и яркими "фронтисами" оказалась довольно неплохим напарником в бою. Придвинувшись ближе к Лере, Милс обрушила потолок на одну из ведьм.
- Да забери вас Чума! - кричала Милена, выпуская искры. - Вас же... лет пятьсот... назад... перебили! Чертово Магщество!!
- И ты наивно верила, что Магщество перебьет их всех? - Бейбарсова посмотрела на Милс, словно та сморозила глупость. - Оно обязательно оставляет кого-нибудь для себя. На всякий случай.
-Ты права, конечно. Но видимо отец справился сам.
Ведьмы оживились, одна из них шагнув к Милене, вскинула руки, сложив их словно для молитвы:
- Черноморов? Тот пухленький усатый красавчик твой отец?! Деточка, так что ж не сказала! Он же нас и спрятал, да-да. Хороший человек! Замечательный маг!
Ведьмы засуетились и спустя всего несколько мгновений, в склепе было чисто, появились плетенный стол и кресла, вновь заполыхал огонь, разливая тепло по сырому подземелью, а на столе весело попыхивал начищенный самовар.
- Так вы садитесь, девочки, садитесь. Расскажете старым ведьмам как и что. Да и ты, я смотрю, - ведьма перевела взгляд на Леру, которая не на секунду не могла расслабиться, внимательно следя за ведьмой, - темная чаровница. Ведьмина кровь. Ух и сильна ты, девчонка...
-Это преувеличение, - буркнула Лера, хотя ведьмины слова и польстили ей. Пока Вел соображала, принимать ли радушное приглашение или нет, Милена уже плюхнулась в кресло, мгновенно отозвавшееся надрывным скрипом.
-Вел? – под бдительными взглядами ведьм и Милены, Лере ничего не оставалось, как тоже занять место за столом, рядом с Черноморовой.
На столе возле самовара появилась ваза с баранками, а главная ведьма, как окрестила Лера самую красноречивую, уже разливала по чашкам чай. Бейбарсовой передали фарфоровую чашечку с цветочной росписью. Лера осторожно втянула носом поднимавшийся от чашечки пар. Аромат был приятный, травяной. "Что ж, дюжину ядов из списка можно вычеркнуть" – печально подумала Лера. "Жаль, что у меня нет ложки Гумбольта Фортуната, о которой рассказывал Клопп! Хотя…"
-Можно мне сахарку? – вложив в улыбку всю свою доброжелательность, Лера протянула руку, за сахарницей. Добавив в чай одну ложку сахара, Лера как бы невзначай уронила чайную ложку на пол. Извинившись, девушка наклонилась за ней под стол.
-Язвенус трезвинус ботуллиннум не смертникус, - прошептала Вел. Ложечка на мгновение вспыхнула фиолетовым свечением и тут же погасла. Как ни в чем не бывало, вынырнув из-за стола и подув на ложечку, чтобы сдуть с нее возможную пыль, Лера размешала сахар в чае. Ничего не произошло. Теоретически, если бы в чашке был яд, при соприкосновении с заговоренной ложкой, чай бы позеленел и завонял болотом. Вздохнув, Бейбарсова отпила глоток ароматного чая и краем глаза заметила, что главная ведьма наблюдает за ней с хитрым прищуром.  Сомнений быть не могло: ведьма видела все Лерины манипулации с чаем и ее явно забавляли все дилетантские предосторожности, к которым прибегла магспирантка. Вел с  тоской посмотрела на Милену. "Как им светлым удается так безоговорочно доверяться людям?!".
-Как вы познакомились с Сарданапалом? Зная академика, это должно быть очень забавная история, - Лера взяла со стола баранку и осторожно надкусив, принялась жевать, иногда запивая ее чаем.
-Оооо, это было словно вчера! Хотя на самом деле прошло уже лет пятьсот!– начала одна ведьма.
-Шестьсот! – поправила ее толстая ведьма.
-Шестьсот? Точно… кгхм, так вот! Мы как раз заловили одного перепуганного лопухоида на жаркое…
Лера никак не могла успокоиться, и дело было даже не в том, что она пила чай с тысячелетними ведьмами. Наследственная гроттеровская интуиция не давала девушке покоя, равно как и темная ипостась самой Леры. Бейбарсова не могла взять в толк, почему ведьмы не убили их, а напротив, едва услышав фамилию Черноморова, бросились поить чаем? Создания Мрака разумеется коварны и на хорошие поступки у них память куда короче, нежели на обиды, на месть их веселое чаепитие явно не походило. В отличие от Милены, Лера не была энергопатом и судить об отношениях ведьм могла лишь основываясь на собственных наблюдениях. Уже несколько минут Вел сидела как на иголках, с все возрастающим опасением, что она что-то упустила. Бывает так, что какое-то с детства знакомое слово напрочь вылетает из головы, и только смутный отголосок витает где-то в воздухе, дразня, но, не давая себя поймать. Вот так и Лера сейчас была уверена, что знает ответ, на вопрос, который так ее мучает, а может и стоить девушкам жизни.
Раздосадованная Валерия отклонилась назад, едва не толкнув спиной урну с прахом, запоздало вспомнив, что позади нее находится одна из ниш. В урне, вопреки ожиданиям, что-то  глухо загремело, но к счастью девушки, ведьмы были слишком увлечены собственными воспоминаниями, хохоча и постоянно перебивая друг друга, словно рассказывали какую-то уморительную историю.
"Что-то больно тяжелый прах у этого мертвеца" – задумалась Вел и едва не хлопнула себя по лбу, - "Кости! Но откуда в урне кости? Неужто покойный был таким противным при жизни, что его поленились кремировать?! О неееет, я кажется знаю ответ", - мелькнувшая в голове девушки догадка, с каждой секундой перерастала в уверенность, стоило бросить взгляд на лица старух, искаженные нервным хохотом.
-У тебя зудильник при себе? – склонившись к Милене, прошептала Лера, - Который час?
-Без пятнадцати полночь… а что? – растерялась Черноморова.
-Ничего. Вряд ли мы успеем выбраться отсюда за пятнадцать минут, так что наслаждайся баранками, - убито прошептала Лера.
-Бейбарсова, если ты хочешь что-то сказать, то сейчас самое время, я тебя внимательно слушаю! – нахмурилась Милена. Лера давно заметила, что она мастер выводить людей из себя, не прилагая при этом никаких усилий. Вел тяжело вздохнула.
-А что тут скажешь? В полночь нас с тобой сожрут!
-Но они к нам хорошо расположены, - внимательно всматриваясь в ведьм, чтобы различить их энергию, удивилась Лена.
-А какая разница? Я к утке тоже прекрасно расположена. Если тебе станет легче, это будет так сказать ритуальное пожирание, дабы умилостивить силы Тьмы и замолвить словечко перед нечистым духом. Я бы посоветовала помолиться, но ты явно сочтешь мои слова издевкой и возненавидишь еще больше, а перед лицом скорой смерти мне этого совсем не хочется.
Подперев голову рукой, Вел принялась безразлично макать баранку в чай, пока та не раскисла и не свалилась в чашку, расплескав по столу остатки чая.

+1

7

Милена сидела на хлипком стульчике с отрешенным лицом. На предоставленный чай она не обратила никакого внимания, хотя каждая из ведьм внимательно посмотрела на светлую. Но даже и это не заставило вспомнить правила хорошего тона.
Пока Лера пыталась узнать, собираются ли ее отравить, Милена никак не могла отделаться от мысли, что тапок оказался "левым". Выходка Кирьяновой в ее День рождения не так беспокоила Милс; ее тревожило другое: Мила не почувствовала энергию ведьм, когда только прилетела сюда. Как будто их тут и не было. Милена никак не могла понять почему. Еще ей было не понятно, почему отец решил оставить их. Да, уничтожение не гуманно, но в свое время эти ведьмы сожрали сильных магов, как светлых, так и темных.
Милена так глубоко задумалась, что очнулась только когда почувствовала, как Лера применила заклинание. Да, чай не был отравлен, ведьмы были приветливы до тошноты, вот только чувство тревоги скребло грудную клетку, а интуиция орала в голове валить из этого склепа. Вот только Милена не знала как.
- У тебя зудильник при себе? – склонившись к Милене, прошептала Лера. - Который час?
Лена немного растерялась от вопроса, но все же быстро достала зудильник из кармана и сказала время:
- Без пятнадцати полночь… а что?
- Ничего. Вряд ли мы успеем выбраться отсюда за пятнадцать минут, так что наслаждайся баранками, - убито прошептала Лера.
От такого тона у Милс просто все внутренности упали: если уж темные нервничают, то дело дохлое. Милена ждала продолжения, но Лера молчала. "Боги, чего из вас все вытаскивать клещами надо?!"
- Бейбарсова, если ты хочешь что-то сказать, то сейчас самое время, я тебя внимательно слушаю! – дергано сказала Милена.
- А что тут скажешь? В полночь нас с тобой сожрут!
"А-а-а, теперь понятно", - отрешенно подумала светлая, ерзая на плетеном стульчике. Ведьмы вспоминали свои дни боевой славы, и даже если заметили нервно переговаривающихся девушек, то виду не подавали. Милена попыталась почувствовать что-то еще кроме доброжелательности, но ничего.
- Но они к нам хорошо расположены, - Милена никак не могла поверить, что ее сегодня могут сожрать.
- А какая разница? Я к утке тоже прекрасно расположена. Если тебе станет легче, это будет так сказать ритуальное пожирание, дабы умилостивить силы Тьмы и замолвить словечко перед нечистым духом. Я бы посоветовала помолиться, но ты явно сочтешь мои слова издевкой и возненавидишь еще больше, а перед лицом скорой смерти мне этого совсем не хочется.
Милена смотрела на Вэл, которая макала баранку в чай. Она казалась такой безразличной, что захотелось просто завыть от беспомощности. Однако не будь Черноморова настоящим боевым магом, если бы не умения собирать мужество в кучку в ситуациях, когда можно рыть себе могилу. Как бы светлая это не скрывала, а острые моменты в жизни она обожала. Потому что интуиция шептала, что все будет в порядке.
- Не дрейфь, подруга, - с улыбкой прошептала Милена. Она не знала, услышала ее Лера или нет. Но светлая чувствовала, как у нее срывают тормоза.
Милена схватила кружку с чаем, отхлебнула довольно большой глоток, замурлыкала от удовольствия и защебетала:
- Ох, бабулечки-красотулечки, а чай-то просто великолепен! Никак травки с Алтая, а?
- Э-э-э, ташемта мы их тута шабрали, - прошамкала ведьма. - Туточа, подле шклепа.
Милена на секунду опешила, а потом снова широко заулыбалась и заливисто засмеялась:
- Ох и шутницы вы! А я тут про Алтай, - Милена снова сделала глоток. - И все же чувствуется что-то такое...ммм...особенное.
- Ты что, - вскочила мелкая ведьма, обращаясь к соседке, - опять прах вместо сахара насыпала?
У Милены полезли глаза на лоб. Ведьма пожала плечами и прошамкала:
- Адкудова мне шнать? Можа и насыпала, - она взяла у Милены чашку, отхлебнула и распробовала питье. - На Пахома пахош.
Пока ведьма вдавалась в подробности о личности некого Пахома, Милена мысленно была готова вырвать себе язык. Правду говорят: меньше знаешь - крепче спишь. Лена хотела заесть это баранкой, но передумала.
- Да не прах это, - пошевелились лохмотья. "Верховная зашевелилась - не к добру", - мимоходом подумала светлая, а ведьма продолжила: - Это цветик-семицветик, сушеный.
У Черноморовой мозги были вкрутую. Она нервно засмеялась. Цветик-семицветик? Сушеный?! В чае?!! Их же на всей планете всего штук 10 будет, а тут сушеный, да еще и в чае!
Милена собиралась спросить, откуда у ведьм данный продукт, как почувствовала волну темной энергии. Волна шла со стороны выхода. Мила посмотрела на ведьм, однако они не дергались.
"Неужели кто-то пришел к нам на помощь?" - возрадовалась Милена. Светлая незаметно ткнула Леру в бок и, дернув головой в сторону двери, проговорила губами: "Там кто-то есть".

И да, цветик-семицветик :D

0

8

Рука с баранкой замерла над чашкой. Бейбарсова с интересом покосилась на задумавшуюся Милену. В первые секунды Лере показалось, что сейчас Черноморова слетит с катушек и с грозным воплем ткнет Леру носом в чай. Почему-то эта мысль очень ее позабавила, так что Вел не сдержала улыбку. Говоря о скорой смерти, Лера скорее драматизировала, не сумев отказать себе в удовольствии попугать светлую. Хотя намерения ведьм не прибавляли оптимизма, умирать сегодня Лера вовсе не собиралась.
"Уж не знаю, как мы с Милс будем выбираться, но я точно знаю, что не хочу становиться закуской" – подумала Лера, и тут же ей ответил внутренний голос, - "Тем более что даже в закуске ты будешь горчить!"
-Не дрейфь, подруга, - внутреннюю борьбу Леры с самой собой прервал шепот Милены.
Лера неопределенно пожала плечами. Сложив руки на груди, девушка откинулась на спинку страдальчески скрипнувшего кресла и стала наблюдать за Миленой. "Всегда интересно со стороны понаблюдать, как у кого-то рвет башню!" – Лера мечтательно улыбнулась. Она узнала этот бесовской огонек в глазах Черноморовой и уже предвкушала забавное приключение. "Завтра я расскажу о своих злоключениях Могиловой, она будет долго ржать и в конце-концов не забудет напомнить, что я патологическая неудачница с отменным нюхом на неприятности. И ей бесполезно объяснять, что моя тяга к неприятностям напрямую связана с желанием моего братца досадить мне!". Черноморова начала громко расхваливать чай, недальновидно поинтересовавшись происхождением трав в нем. Валерия лишь досадливо покачала головой: когда имеешь дело с нечистью, иногда лучше пребывать в благом неведенье.
- Ох и шутницы вы! А я тут про Алтай, -Вел с интересом наблюдала, как Милена отпивает чай, - И все же чувствуется что-то такое...ммм...особенное.
- Ты что, - вскочила мелкая ведьма, обращаясь к соседке, - опять прах вместо сахара насыпала?
Бейбарсова звонко расхохоталась, глядя на вылезшие из орбит глаза Милены.
-Вот это уже интересно! Что ж вы сразу не сказали?! Пожалуй, я выпью еще чашечку для поправки здоровья! – смеялась Вел. "Старушки то оказались ничего! Можно было бы вполне неплохо поболтать, если бы не их гемоглобиновая диета"
- Да не прах это. Это цветик-семицветик, сушеный.
Рядом с Лерой нервно засмеялась Милена. Скептически изогнув брови, Лера отметила про себя, что на долю Черноморовой сегодня выпало гораздо больше переживаний и впечатлений, чем планировали ее подруги. "Хотя стоит отдать должное, Ленка прекрасно держится, как для светлой! С ней вполне можно иметь дело" – отметила про себя Лера. Вел уже собиралась объявить Милене, что та стоит как минимум парочки заурядных светлых волшебников, когда Милена толкнула Леру в бок, кивнув головой в сторону выхода:
-Там кто-то есть, - одними губами проговорила Лена. Бейбарсова сначала нахмурилась, но почти сразу расслабилась.
-Черноморова, ты же хрупкая девушка! А удар как у Пельменника! – доверительно, словно большущий секрет, прошептала Лера. Улыбнувшись коллеге по несчастью, Лера с интригующим видом размяла пальцы и тут же, без предисловий, громко затараторила, энергично размахивая руками.
-Какая удача! Я всегда мечтала научиться заваривать чай из цветика-семицветика! Забавно, не правда ли?! Бывают же такие совпадения?! Вы ведь научите меня заваривать чай? Мой брат говорит, что мне опасно доверять даже просто вскипятить воду, потому что я видите ли могу сжечь дом!– весело хохотала Лера, бросая взгляды на выход из подземелья.
-Ох, деточка! Ну конечно научим – делов то! Тут вся штука в том, чтобы цветик-семицветик хорош был: не увядший, лепестки чтоб на месте все были, а чай заварить то ужо дело техники… Ух ты моя красавица! -  от избытка чувств ведьма принялась трепать Леру за щечки.  Внутри Леры все сжалось от прикосновения костлявых пальцев, но Вел заставила себя улыбнуться так широко, насколько позволяли сжимавшие щеки пальцы старухи.
-Ишь какая, любопытная! Доштойная шмена подраштает! Ох и нахлебаеча Магщештво ш тобой лиха, - заулыбалась соседняя ведьма. Один зуб у нее был золотой, второй, как показалось Лере, платиновый... и все. Других зубов у ведьмы не было.
Бейбарсова осторожно кивнула ведьме: Саша с мамой периодически говорили ей что-то подобное, только другими словами.
-Да чтоб он пощез этот Кощеев! – ведьма напротив смачно сплюнула, метко попав в одну из урн с прахом.
-А вы..эээ… не боитесь так про него говорить? Ану как услышит? -осторожно спросила Милена. Освобожденная от пальцев ведьмы Лера осторожно потрогала свои щеки. Все было на месте.
-Кого бояться-то? Злыдня этого невмирущего?! – насмешливо подбоченились ведьмы, - Тот ежели чего и услышит, да только мозгами своими иссохшими не дотумкает, че сказать-то хотели!
Лера неопределенно покачала головой: у каждого из присутствующих были свои причины ненавидеть Кощеева. Лера же вообще не замарачивалась аргументами, она ненавидела его просто из вредности характера, впрочем, как и большинство темных магов.
Неожиданно дверь в склеп завибрировала, а вместе с нею задрожали и стены склепа. Снаружи доносился какой-то непонятный гул, становясь все громче с каждой секундой. У Леры внутри что-то защекотало. Она уже набрала воздуха в грудь, чтобы крикнуть Милене «ложись!», но Черноморова ее опередила. Схватив Леру за руку, Милена потянула ее в дальний от двери угол. И как раз вовремя. Гул за дверью достиг своей вершины, исчезнув так же внезапно, как и возник. В следующую секунду зачарованная дверь разлетелась каменной крошкой. Ведьмы едва успели спрятаться. Лера с Миленой не спешили выходить из своего убежища в нише: вполне могло случиться, что помощь прибыла не к ним, а к противнику. Осторожно выглядывая из-за постамента с урной, девушки не могли различить ничего кроме клубов пыли. Вот послышался сухой кашель и в образовавшемся проеме возник высокий темный силуэт.
-Кхе-кхе! Лигул побери Поклепа вместе с его ответственными поручениями! Нанимаясь преподавателем, я не подписывался на поиски пропавших девиц… Кхе-кхе… Есть тут кто живой?! – властный баритон заполнил собой все пространства склепа. Лера с Миленой переглянулись: девушки выглядели одновременно и обрадованными и озадаченными.
-Профессор? – неуверенно спросила Милена, выходя из укрытия.
-Зигги? – удивилась Лера, следуя следом за светлой.
Да, сомнений быть не могло: перед ними, прикрывая лицо носовым платком, чтобы не дышать поднятой пылью, стоял сам профессор Зигмунд Клопп. Увидев магспиранток Клопп и сам удивился, но тут же нахмурился, услышав фамильярное обращение Леры.
-Магспирантка Бейбарсова, соблюдайте субординацию, я как никак еще ваш преподаватель! – напомнил Клопп.
-Упс, пардон, профессор, - хихикнула Лера. Из своих укрытий начинали потихоньку вылезать ведьмы. Они уже поняли, что новоприбывший был один и всерьез решили, что он не представляет для них опасности. «Наивные!» - улыбнулась про себя Лера.
-Заходи, милый, гостем будешь! Друзья девочек – наши друзья! Отведай чаю с баранками - порадуй старое больное сердце! – залебезели ведьмы.
Клопп искренне удивился такому радушию и вопросительно посмотрел на своих учениц. Лера пожала плечами:
-Чай и вправду очень даже ничего.
Ведьмы засуетились, поднимая разбросанную мебель и вновь заваривая чай. Зигмунд отряхнул свое пальто и, поправив воротник, сел на предложенный ему стул. Пока ведьмы охали и ахали вокруг него, Клопп склонился к Лере и прошептал ей на ухо:
-Какого лешего здесь происходит?!
-Ты как раз вовремя! Нас хотят сожрать, но перед этим вот задабривают баранками, - Лера развела руками над столом.
-А как вы нас нашли, профессор? – тоже шепотом спросила Лена. Бейбарсовой вообще-то было совсем не интересно, как их нашли, ее интересовала только возможность поскорее свинтить из этого мрачного склепа.
-Ты не пришла на ужин, и академик отправил всех преподавателей на твои поиски, - Клопп мило улыбнулся ведьме, принимая из ее рук чашку чая.
-Стоп-стоп-стоп! – Лера протестующее замахала руками, - А как же я? Меня ведь тоже не было за ужином?
-Ну, твой брат сказал, что ты плохо себя чувствуешь, - пожал плечами Клопп. Лера скривилась: Саша никогда не делает пакости наполовину. «Ну ничего, я вернусь в школу ему мало не покажется! Так его сглажу, что на него до конца жизни ни одна порядочная  ведьма ни позарится!» - утешила себя Лера.
-Нужно выбираться отсюда, - шепнула Вел, - Идеи принимаются!

+1

9

Кажется, в последний раз я так нервничала, когда впервые сдавала экзамен у Клоппа. Боги, они ведь даже в лицах не изменятся, когда начнут нас расчленять. Древнир, дай мне сил пережить эту ночь!
Милена смотрела на ведьм с нескрываемым отвращением, но те были так увлечены беседой с Бейбарсовой, заливавшую им во все уши какую-то чушь, что даже не замечали Милс. Или делали вид, что не замечали. Мелкая ведьма начала хлопотать вокруг котла, посыпая кипящее варево неведомыми травами и приправами. Черноморова, которая редко следила за своим языком и любопытством, вовремя передумала спрашивать про назначение бурлящей жидкости.
Все равно ведь соврут.
Милена покосилась на других ведьм, которые во всю костерили Кощеева (ха-ха) на чем свет стоит. Ведьмы хоть и могущественные, да только у Магщества везде есть уши и неизвестные запасы магии, которых как бы нет, но все знают, что есть.
- А вы... эээ… не боитесь так про него говорить? Ану как услышит? - осторожно спросила Милена. 
- Кого бояться-то? Злыдня этого невмирущего?! Тот ежели чего и услышит, да только мозгами своими иссохшими не дотумкает, че сказать-то хотели! - с ухмылками ответили ведьмы. Милена только пожала плечами.
Кощеев может и идиот, да только неспроста он столько лет умудряется оставаться бессмертным и контролировать потоки магии и дырок от бублика.
В свое время Милена, как уважающий себя тибидохский маг и дочь четы Черноморовых, оставила яркий след в жизни Бессмертника. Кощеев, почтив своим присутствием очередной матч Тибидохс-Магфорд, в разговоре с академиком не преминул сказать, что был бы счастлив видеть дочь Сарданапала на стажировке в Магществе под присмотром самого Бессмертника в светлом будущем. Вот только он не учел, что весь разговор слышала Милс, которая имела очень скверное настроение из-за поставленной Клоппом тройки. Воспользовавшись одним из катапультирующих заклинаний профессора, Милена исподтишка отправила Кощеева прямиком в болото к русалкам. Пряча улыбку за пышными усами, Сарданапал еще долго твердил Миле, что негоже светлому магу действовать из-за спины, а Лена покорно кивала. Больше предложений из Магщества не поступало.
Интересно, что Кощеев им сделал?.. И остался ли у них еще цветик-семицветик… ох!
Милена показалось, что ее обдали холодным душем. Только умение держать себя в руках не позволило девушке свалиться со стула. Милс аккуратно посмотрела на дверь, стараясь не выдать ведьмам свои действия.
Ты что там творишь? Древнир, аж сердце ходуном заходило. Это какое должно быть заклятие, чтобы контрзаклинание было таким мощным. И пора контролировать свои реакции, Милена, а то ноги будут подкашиваться после каждого Искриса фронтиса со стороны.И кажется, что дверь сейчас к Чуме вылетит…
И спустя мгновение двери склепа завибрировали. Без предисловий, Лена схватила Бейбарсову за руку, потянув ее в противоположную от двери сторону. Ведьмы спохватились, но поздно: дверь склепа с грохотом слетела с петель, неся разрушение близлежащим предметам. В склепе поднялось плотное облако пыли, падали куски мрамора со стен. Милена высунулась из-за укрытия, жмурясь и кашляя, высматривая мага, устроившего этот бардак без предупреждения.
Так, чтобы то ни было, я еще успею создать щит для себя и Леры… Должна. Он не собирается пока атаковать, уже хорошо… Древнир, Лера!
Милена посмотрела на Вэл, но та была в порядке, только немного оглушена. Девушки высунулись из-за укрытия, как услышали знакомый голос, заставивший сердце Милс в волнении пропустить пару ударов:
- Кхе-кхе! Лигул побери Поклепа вместе с его ответственными поручениями! Нанимаясь преподавателем, я не подписывался на поиски пропавших девиц… Кхе-кхе… Есть тут кто живой?! - заговорил профессор Клопп, выходя на обозрение и отряхивая пальто. Девушки переглянулись.
- Профессор? – неуверенно спросила Милена, все еще не веря своим ушам и глазам. Зигмунд скромно улыбнулся, а Милена неосознанно заулыбалась в ответ.
Чума тебя побери, Черноморова, держи себя в руках!
- Зигги? – воскликнула за ее спиной Лера, возвращая Милену с небес на землю.
Зигги?!
Клопп закатил глаза к небу и обратился к Лере:
- Магспирантка Бейбарсова, соблюдайте субординацию, я как никак еще ваш преподаватель!
И все же интересно, как он докатился до прежней жизни. Такая няшечка не мог просто так превратиться в угрюмого старикашку с крысиной жилеткой и ложечкой на цепочке.
Ведьмы постепенно стали приходить в себя, внимательно рассматривая гостя. Ведьмы залебезили перед Клоппом, всячески задабривая. Профессор искренне удивился такому приему, недоверчиво глядя на девушек. Милена лишь пожала плечами, мол как есть, а Лера добавила, что чай был действительно вкусным. Ведьмы любезно предоставили гостю стульчик, на который Клопп не преминул немедленно сесть. Мелкая ведьма незамедлительно предложила еще и чаю, широко улыбаясь во все два зуба.
Если ты, карга, хочешь его на свою сторону переманить, то не в эту кассу. Не дам.
- А как вы нас нашли, профессор? – шепотом спросила Милена.
- Ты не пришла на ужин, и академик отправил всех преподавателей на твои поиски.
Да, папа всегда отличался своей гиперопекой. Что ж, пора будет сказать «спасибо».
Милена стояла за Лерой и Клоппом, перекачиваясь с носка на пятку, исподлобья следя за ведьмами. Они о чем-то перешептывались, то и дело кивая то на котел, который чудесным образом остался на прежнем месте, то на них. Милена лихорадочно просчитывала варианты спасения, но все упиралось в ведьму-лохмотья, которая тихо сопела в кресле-качалке и потягивала в чай, не вступая в разговор с остальными. Все бы ничего, да только Милс чувствовала, что ведьма готова в любой момент наложить заклятие снова.
Боги, сдался им этот праздничный ужин в Хэллоуин! Неужели он так священен?! Ох уж эти традиции и дань предкам! Никогда не любила эту тему на занятиях.
- Нужно выбираться отсюда. Идеи принимаются!
Девушки синхронно посмотрели на профессора. Клопп невозмутимо продолжал пить чай.
- Профессор, - осторожно начала Милена, - вы же знаете, как мы отсюда выберемся?
Профессор Клопп даже не повернулся в ее сторону, словно его вся эта ситуация не касалась.
Да он же издевается! Мы этих гарпий только из драконьего пулемета уложим! Так…
- Подождите, - лицо Милены просияло. - настойка разрыв-травы! Настоянная на слюне гарпии с добавлением дыхания дракона. Я знаю, профессор, вы вечно ее с собой таскаете. Можем зашвырнуть прямо в огонь!
Клопп и Лера посмотрели на Милену как на душевнобольную.
Зашвырнуть? Милена, все в порядке?
- Черноморова, зачем же сразу швырять? – примирительно сказал Клопп, глядя на Милену. – Можно просто в чай подлить.
- Тебе бы только гранату бросить, Черномор! – встряла Вэл.
- Ну я же боевой маг, - парировала Милс. – Граната надежна, как топор. А в чае семицветик, который леший знает как среагирует с зельем.
Зигмунд осторожно поставил чашку на столик, вновь приобрётший товарный вид, и с видом фокусника извлек из внутренних карманов заветную бутылочку. Милена с опаской посмотрела на ведьм, которые внимательно следили за Клоппом.
- А что это у тебя, милок?
- Где? – наигранно удивился Зигмунд. Потом посмотрел на настойку в своих руках и объяснил: - Так настоечка. С чаем знаете как хорошо пойдет, - и плеснул себе в чашку. Ведьм словно разморило. Они широко заулыбались, подставляя свои чашки, куда профессор сразу же разлил настойку.
Они серьезно на это купились?

Отредактировано Милена Черноморова (2015-01-28 17:29:42)

+1

10

Какая бы неприятность не случилась, всегда найдется тот, кто знал, что так оно и будет. (с)


Лера с улыбкой наблюдала, как Зигмунд мастерски игнорирует ее и Милену. «Ждет пока мы начнем биться в истерике и умолять его сделать что-нибудь».
- Вы же знаете, как мы отсюда выберемся?
Лера перевела взгляд с Милены на профессора. «Как там говорят? Вагон внимания помноженный на ноль? Такое оживленное обсуждение плана нашего спасения кончится тем, что я сама пойду прыгну в котел, чтобы не видеть этого позора»
- Подождите, - перебила Лерины мысли Милена, - настойка разрыв-травы! Настоянная на слюне гарпии с добавлением дыхания дракона. Я знаю, профессор, вы вечно ее с собой таскаете. Можем зашвырнуть прямо в огонь!
Округлив глаза, Вел уставилась на Черноморову, не зная смеяться ей или бежать подальше от Милены. «С боевыми магами вечно так: сила есть – ума не надо! Чтобы прикончить захудалого мертвяка – разнесут в пыль добрую половину кладбища, чтобы уж наверняка. Никакого изящества».
- Тебе бы только гранату бросить, Черномор!
- Ну я же боевой маг, - парировала Милс. – Граната надежна, как топор. А в чае семицветик, который леший знает, как среагирует с зельем.
Лера закашлялась, пытаясь подавить взрыв хохота. «Граната надежна, как топор – краткий курс боевой магии для чайников!»
-Милена, ты… прелесть, - продолжая улыбаться, Лера одобряюще похлопала Милу по плечу, - если ты когда-нибудь надумаешь стать министром магбороны, знай: мой голос за тебя!
Пока Лера развлекала себя фантазиями, представляя Милену в парадном мундире министра с наполеоновской шляпой на голове, Зигмунд аккуратно поставил чашку с чаем на стол и уже извлек из внутреннего кармана небольшой флакончик с темно-зеленой жидкостью. Эта настойка получилась у них совершенно случайно, когда Клопп загорелся идеей улучшить магию перцового мяча и Лера добровольно вызвалась помочь ему с экспериментами. С перцовым мячом правда так ничего и не вышло: настойка получилась до того ядреная, что ангарные джинны, которые добровольно-принудительно вызвались быть подопытными, просто лопались, как перекачанные воздухом шарики. Но признавать свою неудачу доктор черной магии не желал, продолжая носить с собой флакон с настойкой, в надежде, найти ей целевое применение. И, кажется, сейчас ему наконец-то представился такой случай.
Ведьмы настороженно уставились на Клоппа.
- А что это у тебя, милок?
- Так настоечка. С чаем знаете как хорошо пойдет, - Клопп посмотрел на пузырек с настойкой и щедро плеснул себе в чашку.
-Аааа… дай-ка и нам попробовать, яхонтовый, - широко улыбаясь полусгнившими зубами, ведьмы принялись подставлять Клоппу свои чашки, в которые профессор не жалея вливал настойку разрыв-травы.
«Надеюсь, что настойка подействует на них так же, как и на джиннов» - опасливо подумала Лера.
-Вдохните поглубже! Чувствуете этот чудесный аромат алтайских трав? – улыбался Зигмунд, подмигивая ведьмам.
Лера наклонилась к Зигмунду, обняв его за плечи.
-Наш профессор делает великолепный чай! После него чувствуешь себя таким бодрым, словно заново родился, - Лера мило улыбнулась ведьмам, и зашептала на ухо Клоппу, - а ну как и вправду не подействует из-за семицветика?
-Вот сейчас и посмотрим, - тоже шепотом ответил ей Клопп.
Ведьмы шевелили губами, пытаясь распробовать чай. Ведьма –лохмотья настороженно понюхала чай, и видимо не найдя в нем ничего опасного, залпом осушила чашку. Лера, пригнувшись к профессору, внимательно следила за старухами, пытаясь не пропустить возможную реакцию. Пока что ведьмы лишь довольно причмокивали губами и нахваливали чудо-настойку.
-Неужто не подействовала? – шепнула Лера.
-Интересная реакция! Похоже, что цветик-семицветик нейтрализует дыхание дракона! Это может быть неплохой темой для магографии… Любопытно! – ни к кому не обращаясь, шептал Клопп.
-А я говорила, гранатой надо было бросать! – сложив руки на груди, сказала Милена. Весь ее вид так и кричал, мол, я же вас предупреждала. Валерия окинула приятельницу испепеляющим взглядом и снова повернулась к Клоппу.
-Профессор, сейчас не время думать о магографиях! – взмолилась Лера.
-О чем это вы там шепчитесь?- насупилась старшая ведьма. Тут же все внимание ведьм с чая переключилось на троицу, будто кто-то невидимый щелкнул волшебным переключателем.
-Эммм… - Лера запнулась. Она оглянулась на Милену, но девушка выглядела растерянной, да и в способностях Черноморовой правдоподобно лгать Лера сомневалась. «Ну давай! Неси в массы свою спасительную чушь!» Недовольно покосившись на Клоппа, Вел заломила руки и бросилась к ведьмам со слезами на глазах.
-Профессор, зачем вы это сделали?! Эти милые женщины были к нам так добры, приютили нас, обогрели, напоили вкуснейшим чаем… как мало в нашем мире осталось простого человеческого тепла и доброты. А вы взяли и так бесчеловечно все испортили! – обвиняюще указав на Клоппа пальцем, Лера отвернулась, чтобы вытереть несуществующие слезы.
-Что? Что он сделал, голуба? – заволновались ведьмы.
-Да! Что я сделал? – с интересом спросил Зигмунд.
-Он отравил вас! Мне бы следовало молчать, но у меня нет сил более терпеть этот преподавательский произвол! – Бейбарсова в притворном ужасе закрыла лицо руками, пряча улыбку.
-Отравил! – ведьмы в ужасе обхватили шеи руками, - Ирод проклятый!
-Простите, профессор! Я должна спасти этих добрых женщин! Вот, - Лера достала из кармана мантии маленький кожаный мешочек и, развязав тесемки, принялась насыпать на протянутые сморщенные ладони серый порошок, - скорее, вы еще успеете спастись! Это порошок «снова-здорово», он нейтрализует яд!
Ведьмы, выпучив глаза, принялись засыпать в глотки серый порошок из мешочка Бейбарсовой.
-Какой горькай, - морщилась ведьма.
-Ишь как жжется, - ворчала другая.
-Молчи, коль не знаешь! Это противоядие действует! – шикала на нее третья.
-Шпашибо, голуба! В благодагношть, мы шъедим тебя пошледней!
Лера мило улыбалась ведьмам, завязывая обратно свой мешочек.
-Поверьте, не стоит благодарности, - уверила она их, поворачиваясь к удивленным спутникам.
-Бежим! – скомандовала Лера и без промедления бросилась к выходу. Зигмунд и Милена поспешили последовать ее примеру. Ведьмы вначале растерялись, а затем бросились догонять свой ужин, осыпая их спины проклятиями.
-Стой! Куда! Держи их!!!! – слышалось позади. Но вот крики сменились удивленным ойканьем и жалобными воплями. Когда раздался первый взрыв, девушки вместе с преподавателем уже были на свободе, буквально выпрыгнув из ненавистного склепа. В склепе слышались постоянные взрывы, словно кто-то забыл внутри подожжённый фейерверк. Молодые люди остановились в паре метров от склепа, переводя дыхание. Лера с Миленой громко пыхтели, когда Зигмунд неожиданно для сложившейся ситуации захохотал.
-Эй, все в порядке? – осторожно спросила Вел.
-Ха-ха… порошок снова-здорово… ха-ха-ха… не могу, - продолжал смеяться Клопп. Нахмурившись, Бейбарсова стащила с левой ноги сапог и метнула его в профессора, но тот ловко уклонился.
-Хватит ржать! Сам бы что-нибудь придумал, доктор! – передразнила его Лера. На правой ноге Вел допрыгала до промазавшего сапога. Отряхнув его от пыли, Лера критически осмотрела свою обувь. Логично заключив, что после всех сегодняшних событий сама она выглядит еще хуже, Лера недовольно натянула сапог обратно на ногу.
-Ха-ха… Я собирался, но ты меня опередила. Кстати, что это было? – вытирая выступившие от смеха слезы, спросил Клопп.
-Порох. Я периодически тырю его у Чимоданова, когда он уж больно демонстративно меня не замечает, - пожала плечами Лера, - получилось? Они сдохли?
В склепе и вправду все стихло. Ничего не взрывалось, никто не кричал, не охал и не стонал. Лера и Милена осторожно приблизились к склепу. Зигмунд, шедший впереди, предупреждающе выставил руку, дабы магспирантки не совались внутрь.
-Сейчас точно сдохнут! – пообещала Лена, закатывая рукава. Милена открыла рот, чтобы произнести заклинание, но Лера не услышала слов. На нее сверху налетел Зигмунд.
-Ложись! – профессор сбил Валерию с ног и они, сцепившись, покатились по земле, пока не закатились за мраморную плиту очередного надгробия. Лера так и не поняла, какое заклинание применила Черноморова. После того как мир вокруг перестал вращаться, в стороне от них раздался громкий взрыв и все перед глазами заволокло пылью от рухнувших мраморных стен. Лера с Зигмундом закашлялись, прикрывая глаза.
-Все готово! – над ними раздался веселый голос Милены.
-Теперь я вижу, что граната надежна, как топор, - поднимаясь на ноги и отряхиваясь, ехидно заметила Лера. Черноморова нахмурилась в ответ на ее замечание, но похоже она потратила много сил на разрушение лысегорского коммунального имущества, поэтому Лена только махнула на ведьму рукой.
-Пора обратно в школу. Неплохой выдался хэллоуин, - просто улыбнулась она… Клоппу.
-Да, но лучше не повторять, - усмехнулась Вел. Она подобрала осколок мрамора, откатившийся от руин склепа, немного повертела в руках и забросила в общую кучу.
-Аминь! – подытожила Черноморова.
Девушка замахала руками, чтобы не дышать пылью, но так устала, что не удержала равновесие и упала. Черноморова смачно выматерилась, но тут же захлопнула рот ладонью, глядя на профессора, который подошёл, чтобы помочь ей подняться. Вел, удивленная руганью, услышанной из уст Милены, не выдержала и громко засмеялась, разглядывая пунцовое лицо светлой.
- Не смешно, - угрюмо сказала Милс, и уже тише добавила: - П-простите, профессор.
Вел уже откровенно ржала. У нее случилась настоящая истерика, наподобие той, что несколько минут назад "отпустила" Клоппа.
-Черноморова, у тебя такое лицо, словно ты не заматерилась вслух, а как минимум при всех живьем сожрала котенка!
Черноморова метнула в Леру уничтожающий взгляд истинной дочери доцента Горгоновой. Лера в притворном ужасе обхватила лицо руками и постаралась застыть, как каменная статуя. Махнув на Вел рукой, Милена поднялась на ноги, опираясь на руку Клоппа, который тактично пытался скрыть улыбку, но благополучно провалил задание.
По блуждающему хмурому взгляду Милены, Лера поняла, что светлая мечтает провалиться сквозь землю. Промычав что-то нечленораздельное, из чего Лера услышала только "надо" и "домой", Черноморова схватила свою метлу и, без прощаний и благодарностей, стартанула в небо на Торопыгусе Угорелусе, хотя до этого никогда не использовала это заклинание раньше.
Все еще продолжая улыбаться, Лера вместе с профессором проводила взглядом уменьшающуюся фигурку волшебницы. Продолжая смотреть в темное небо, хотя Милены уже давно не было видно, Лера глубокомысленно заметила:
- Она же ведь могла телепортироваться.
- Угу, - согласился Клопп, переводя взгляд со звездного неба на Леру.
Бейбарсова тяжело вздохнула. Перенесенная на Лысую Гору Жикиным, она не могла последовать за Миленой при всем своем желании. Придется телепортировать. Что ж, навеки застрять в стене Большой башни – эпичное завершение незабываемого вечера. А может ну его? Заночую здесь…. Примерно такие грустные мысли текли в голове Леры. Не то чтобы у девушки все было настолько плохо с телепортацией, просто со свойственной ей невезучестью Лера предпочитала не искушать лишний раз бабушку Фортуну, прибегая к телепортации лишь в случаях крайней необходимости.
-Чего загрустила? – прервал Лерины размышления Зигмунд. Девушка удивленно моргнула. Погрузившись в мысли о возвращении в школу, Лера успела забыть, что с ней остался профессор Клопп.
-Думала о том, какая Милена свинья, что не взяла меня пассажиром, - улыбнулась преподавателю Вел, - а на чем ты прилетел?
Бейбарсова запоздало припомнила, что ни разу не видела, как Клопп пилотирует. По этому поводу в школе ходили разные слухи, но половину из них Лера просто не слушала, а во вторую половину - не верила, предпочитая узнавать все "из первых рук". И вот сейчас, Лера предвкушала разгадку очередной интриги, изучая профессора любопытным взглядом. Зигги заметно напрягся, сделав вид, что не услышал вопрос магспирантки, и с интересом оглядываясь по сторонам.
-Профессор?
Клопп тяжело вздохнул.
-Ты ведь не отстанешь от меня, пока я не отвечу?
-Если бы все могли так хорошо меня понимать, люди экономили бы кучу времени, - улыбнулась в ответ Лера.
-Ладно, я не летаю, я телепортирую, так надежней! Довольна?– понизив голос, сообщил Клопп.
Лера нахмурилась, пытаясь обдумать и усвоить услышанное. Сколько Лера помнила, все всегда твердили о том, насколько опасна телепортация и с какой осторожностью ею следует пользоваться. Из всех ветвей магии, искусство телепортации испокон веков считалось довольно рискованным, поскольку последствия неудач в этом виде магии были необратимы. И вот сейчас, Зигмунд серьезно заявлял ей, что телепортация надежней пилотажа. Бейбарсова смотрела на него со смесью удивления, восхищения и еще чего-то, что будило в Лере желание вызвать профессору магнитаров с запасом беленьких чаросковывающих рубашечек. Видя, что его слова ввели девушку в замешательство, Клопп осторожно помахал рукой перед глазами Вел. Лера моргнула, приходя в себя.
-Ого! Прямо вечер открытий какой-то! Граната надежна как топор, телепортация надежней пилотажа… Что дальше? Гильотина надежное средство от головной боли? – ехидно заметила ведьма.
-Вечно этот ироничный тон, - Зигмунд расслабился, а на губах появилась ухмылка, от которой с завидной регулярностью сходили с ума ученицы старше третьего курса и даже парочка магспиранток.
-Мог бы уже привыкнуть, - пожала плечами Лера, складывая руки на груди, - Так что, мы телепортируем прямо в школу?
-А что, ты очень спешишь лечь спать? – рассматривая Леру с лукавым прищуром, спросил Зиг.
Валерия на минуту задумалась, прислушиваясь к своим ощущениям. В крови еще бушевал адреналин, не давая усталости одолеть девушку и заставляя ее искать еще приключений на свою худощавую пятую точку.
-Нет, - наконец определившись, ответила Лера, - что ты предлагаешь?
Зигмунд лукаво улыбнулся и, оглядевшись по сторонам, направился к надгробной гранитной плите. Смахнув с плиты невидимые глазу пылинки, Клопп уселся на нее сверху и достал из внутреннего кармана медную фляжку, украшенную рунами. Вопросительно изогнув брови, Вел последовала примеру Клоппа, просто усевшись сверху на плиту. Клопп открутил горлышко у фляги и протянул ее Лере.
-Что это? – придирчиво спросила Лера, поднося флягу к лицу и принюхиваясь к содержимому.
-Умоляю тебя… всего лишь виски, - наблюдая за девушкой, улыбнулся Клопп.
-А здесь случайно яда не было? – ответ был столь очевиден, что Лера лишь закатила глаза, - ты хоть помыть ее удосужился?
Несмотря на то, что Клопп был одним из сильнейших темных магов современности, уж Лера то прекрасно знала, насколько беспомощным может быть профессор во всем, что касалось бытовых мелочей. Даже в его обширных запасах магических ингредиентов, половина этикеток на баночках не соответствовала реальному содержимому, из-за чего на практических занятиях у первых курсов частенько случались казусы.
-Для будущего некромага, ты слишком мнительна, - резонно заметил Зигмунд.
-Лучше быть мнительным будущим некромагом, чем беспечным будущим трупом, - философски заметила Лера и, пожав плечами, отпила пару глотков из фляги. Крепкое спиртное обожгло язык и горло, так что Вел, не сдержавшись, закашлялась. Зигмунд с улыбкой наблюдал за ученицей.
-А конфетки нет? – морщась, низким голосом спросила Лера.
Зигмунд всплеснул руками в притворном возмущении.
-Не устаю я поражаться устройству нашего темного брата! Получат счастья на халяву, так еще и ложку требуют и чтобы обязательно с горкой было!
Профессор Клопп отобрал у Бейбарсовой флягу, сделал пару крупных глотков и, порывшись в карманах, нашел в них конфету, которую и поспешил отправить в рот.
-Аааа…? - начала Лера, вопросительно-изобличающе указывая пальцем на конфету, которую Клопп уже благополучно проглотил.
-Что? Преподаватели тоже не брезгуют счастьем на халяву, - улыбнулся он девушке, - будешь еще?
-Нет уж, спасибо, - Валерия откинулась на плиту, оперевшись на локти и уставившись в звездное небо. Клопп сидел рядом, повернувшись к Лере и подогнув под себя левую ногу, и потягивал виски из фляги.
Звезды такие яркие сегодня, словно специально украсились к празднику. Ну и безумная выдалась ночка. Может и не пришлось бы любоваться созвездиями, если бы профессор не подоспел вовремя. Все-таки хорошо, что мой руководитель не такой зануда, как большинство преподавателей. Ну с кем еще из преподов можно вот так просто посидеть на надгробной плите и помолчать о звездах?!
Словно прочитав Лерины мысли, Клопп с интересом посмотрел сначала на флягу, а затем на магспирантку.
-Почему мы подружились?
Бейбарсова моргнула от неожиданности. Вопрос Зигмунда поставил Леру в тупик своей простотой. И как всегда в такие моменты, Вел выпалила первое, что пришло ей в голову.
-Потому что большинство твоих научных идей находятся за гранью традиционного авантюризма, свойственного нормальным людям и большинство магспирантов отказалось принимать участие в твоих экспериментах.
-Не понимаю, почему. Алхимия - это же так увлекательно, - удивился Клопп.
Лера хихикнула, но тут же поспешила придать лицу серьезное выражение, поймав на себе вопросительный взгляд профессора.
-Не спорю, но… Твой последний ассистент возомнил себя кротом: он ослеп, покрылся шерстью и прорыл ход из библиотеки в подвалы. Я уже молчу о моральной травме, нанесенной подвальной нежити, когда они наткнулись на прорытый им ход, - осторожно заметила Вел.
-Но он же выжил. Не каждый может этим похвастаться, - еще больше удивился профессор.
Бейбарсова в свою очередь озадачилась еще больше. Закусив губу, Вел пыталась нашарить в голове подходящие слова утешения. Но, так и не придумав ничего более уместного, Лера просто ободряюще погладила руководителя по плечу. Рассеянный взгляд Зигмунда сфокусировался на Лере и он улыбнулся.
-Хорошо что у меня есть Валерия, которой плевать на всевозможные слухи и сложившиеся стереотипы, - Клопп обнял магспирантку за плечи, другой рукой взъерошив и без того путанную шевелюру Вел. Лера хихикнула.
-Да уж, я сомневаюсь, что твои эксперименты могут представлять для меня большую опасность, чем повседневная жизнь!
Лера с Зигмундом переглянулись и оба весело захохотали.

+1


Вы здесь » Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра? » БИБЛИОТЕЧНОЕ ХРАНИЛИЩЕ » Прелести гостеприимства