ТИБИДОХСКИЙ ПРОФСОЮЗНЫЙ КОМИТЕТ
Cо всеми возникшими вопросами можете обращаться к сим милым барышням.
Лера БейбарсоваМилена Черноморова
ПУТЕВОДНЫЙ КЛУБОЧЕК
СюжетМагический кодексЗанятые ролиЗанятые внешностиСписок способностейШаблон анкетыГостеваяПомощь в поиске ролиОтдел магспирантурыЧаВО

Доброго здоровьечка, многоуважаемые маги, магвочки и магессы!
От лица белых и черных магов, мы рады приветствовать Вас в школе магии для трудновоспитуемых волшебников Тибидохс, расположенной в море-океане на о.Буяне. Надеемся, что перелет Вас не сильно утомил и у Вас хватит сил самостоятельно добраться до Зала Двух Стихий. Припаркуйте свой пылесос возле подъемного моста и поскорее проходите в Зал Двух Стихий, пока двое из ларца не раздали все скатерти-самобранки.
СРОЧНЫЙ МАГОЛОВНЫЙ РОЗЫСК
МагцияМагцияНужные персонажи
Жители Тибидохса с нетерпением ждут возможности лицезреть эти милые лица в своих рядах!

Вверх
Вниз

Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Озеро

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://www.imagepost.ru/images/166/8aZ9pLLlv3_a7.png

0

2

- Хочешь знать кто она? Я могу только догадываться. Она из Тартара, но в ней есть свет. Только путь к свету ей отрубили, давят её волю мраком. Держат её светлую сущность в заложниках. Сама знаю что бред! Это всего лишь догадка! И вообще, не разноси комнату Генри, а то она придёт, и вот этой же дверью проломит тебе голову. – впервые за прошедший час Яромир расхохотался. Ярким, солнечным светом, который был немного лающий и теперь раскатывался по всему Тибидохсу. Он ловко отстегнул флейту, выдул всего пару звуков и так же умело пристегнул её обратно. – Пусть лучше биту возьмет! – хохотал он. Почти полчаса с лишним глупо смеялся, а потом внезапно схватился за голову и упал на колени, хрипло дыша. Нет, не из-за полнолуния. Пока это было лишь от боли внутри. Вернулось то, что он чувствовал пару месяцев назад, когда бездумно бродил по Тибидохсу. Когда смог оставить Карину, смог сказать ей, что не любит её. Как он мог?!! Сделать этому нежному ангелу больно. А сделал ли? А теперь еще Меф, отец, мать, крестный, Арей, тетя Ната….все вокруг, казалось, предали его. Мало ему было, что ему, вервольфу, доверили быть хранителем простой девушки, запах который так чудесен, так теперь еще и Соня, которая будет всячески подстрекать Каро на плохие поступки. Ярко, сжимая голову, задрожал и прижал её к коленям, пытаясь прийти в норму. Нельзя, не сейчас. Нужно сохранить внутреннее равновесие, иначе волк может вырваться. Но это слишком сложно! Карина, Карина, Карина, Софья, Карина, Карина! Все смешалось в голове и, казалось, безжалостно разрушало его человеческое «я». Боль потихоньку разъедала все внутри и Эдемов мысленно почему-то просил кого-то перестать. Кто-то всхлипнул. Только через минуту Ярко понял, что это он сам. Эдемов резко вскочил на ноги и отвернулся к окну, судорожно утирая мокрые щеки. «Не будь девчонкой» - укоризненно провыл волк. Ты прав. – он так редко соглашается со своим волчьим я. Ярко, судорожно вздыхая, смотрел на королеву-луну, которая уже почти взошла. Стрела секундной боли пронзила ребра и Яромир, охнув, обхватил их руками, отшатнувшись от окна. Он схватил портфель и мельком взглянул на Насть, жестом зовя её за собой. – Пора. Я не хочу обернутся прямо посреди коридоров Тибидохса. – Ярко быстро вышел из комнаты и только через секунду сообразил, что Багровой приходится бежать следом – она не оборотень и у неё сверх-скорость только в волчьем обличье. Он приостановился и молча пошел медленнее, не зная, что ей сказать. Лишь изредка на неё поглядывал и улыбался одними глазами. Ярко шел и думал о Карине. Больше не о ком. Как обо всем ей сказать? О том, что он любит её, но быть рядом с ней слишком опасно. Не просить же Утру постоянно одарять его вырубающей маголодией? Нужно что-то придумать другое. Единственным выходом казалось обращение Карины, но это было слишком для него. Он не такой, он не станет разрушать в ней человека. Он не сделает из неё зверя. Он не успел заметить, как они дошли до озера.
- Ты в порядке? – ласково поинтересовалась Анаста, положив ему руку на плечо. Он неопределенно кивнул и, опустив портфель на землю, выудил драные джинсы и старую футболку. Затем снял с себя белоснежные штаны и рубашку, аккуратно положив их в портфель. Одел то, что достал ранее и плюхнулся на землю ждать, когда его кости начнет ломить.
- Мне уйти в кусты, что бы ты не видела моих мучений или ты уже привыкла? – поинтересовался он, прикрыв глаза, а затем распахнул их и повернулся к Насте. – Ты меня когда нибудь боялась?...Ну когда я был волк?

Офф: Настя, прости за наглость.

0

3

Яркий засмеялся. От его смеха Багровой тоже захотелось хохотать. И это было не трудно, потому что воображение Насти услужливо нарисовало картину Генриетты с дверью в одной руке и с битой в другой. Вместе они хохотали как пара придурков. Как много лет назад, в детстве. Анаста совсем и забыла про то, что она обещала себе больше никогда с ним не говорить, и вообще всячески избегать. Он Падший? Ну, и что, он же не хотел им быть... Значит потенциально он не падший. - промелькнула мысль.
Вдруг Эдемов резко упал на колени, схватился за голову. Настя подскочила с нему, подумала что это из-за полнолуния. Но нет, ни одного признака пробуждения волка, которые Настя за столько лет выучила так, что от зубов отлетало, не было. Только... Этого Настя никак не ожидала. Всхлип. А вот и первая слеза покатилась по щеке. Багрова никогда не видела Яркого плачущим. И сейчас почувствовала себя беспомощной, ничего не понимающей, глупой... Казалось что такой, как Мир, не может плакать. Просто не может.
Багрова неловкими, неуверенными движениями, протянула руку, и положила её Ярко на голову. Эй... Что это ты? - рвались слова, но так и остались мыслями. Обычно она всегда находила слова утешения. Но только не сейчас. Её застали врасплох.
Так же резко Яркий встал, и отвернулся к окну. Настя еле удержалась от вскрика. Блин, ну зачем опять так резко?
Багрова посмотрела туда же, куда смотрел Яркий и...захотелось выть. Даже ей, с сущностью волчицы, было достаточно не легко со своим зверем. А именно сейчас волчица взбунтовалась, захотела на волю. Только этого мне не хватало... Спокойно... Настя сжала виски, и вроде бы помогло. Да ещё и Мир схватившийся за рёбра,с выражением боли на лице,  вывел её из "лунного транса". Вот это уже точно был признак скорого обращения.
– Пора. Я не хочу обернутся прямо посреди коридоров Тибидохса.
Багрова не ответила, просто пошла за Эдемовым. Куда? Не важно, она ему доверяла. Только пришлось бежать, оборотень шёл с невероятной скоростью. Хотя через некоторое время он опять пошёл медленнее, и Багрова смогла отдышаться.
Снова совместное полнолуние. Только почему мне страшнее чем обычно? Пора бы уже привыкнуть. Настя обхватила себя руками, унимая лёгкую дрожь. Ей казалось что сегодня должно произойти что-то плохое. Но старалась не придавать этому большого значения, потому что с ней так бывало часто: ей казалось что во всех важных мероприятиях её ждёт полнейшее фиаско.
Наконец дошли до озера. Мда, тут было несомненно красиво. И луна так здорово освещала озеро... Почему-то эта картина напомнила Насте лунную сонату.
Яркий шёл впереди, и видимо думал о чём-то серьёзном. Вместе с этим в его глазах виделась безысходность. Настя ненавидела это чувство. Самое страшное чувство из всех, которые она когда либо испытывала. Чувствуешь себя загнанной в угол, закрытой в клетке. Как будто ты смертельно больна, и завтра уже точно умрёшь.
-Ты в порядке? - спросила Багрова как можно мягче, но хриплым от долгого молчания голосом, и положила руку на плечо Эдемову.
Тот неопределённо кивнул.
Анаста села, облокотившись на первое попавшееся дерево, и закрыла глаза. Морально готовилась.
- Мне уйти в кусты, что бы ты не видела моих мучений или ты уже привыкла?
-Как хочешь. - ответила Настя также хрипловато и откашлялась.
– Ты меня когда нибудь боялась?...Ну когда я был волк?
И опять Анасту застали врасплох. Она резко открыла глаза и удивлённо посмотрела на Яркого.
-Странный вопрос. - сказала Настя и опять закрыла глаза. Через некоторое время она так же, не открывая глаз, сказала:
-Боялась? Конечно. Когда я в первый раз пошла с тобой. Хотя мама перекрикивая папу рассказала мне всё, что надо делать, в мельчайших подробностях, хоть прям сейчас иди и пиши брошюрку. Зато уже на середине нашей "пробежки" страх улетучился. Homo sum, et humani nihil a me alienum puto. (ОФФ: я человек, и ничто человеческое мне не чуждо) А почему ты спрашиваешь?

0

4

Карина нервно вздрогнула и осторожно сделала еще один шаг, пытаясь прийти в себя. В голове медленно складывалась мозаика, заставляя Идиотсюдову еще сильнее волноваться. Как бы вы повели себя, если бы узнали, что ваш лучший друг, хотя, что сразу мелочится, ваш хранитель - оборотень? А ведь, это еще не то, что может добить до такого состояния. Но все преувеличивается, Каро придумала себе белого принца из сказки, уже не думая сравнивая его с Ярким. Именно то, чего мы не можем добиться, кажется самым желанным из всего мира. Но Эдемова она не волнует. Нет, конечно, она его подопечная, но только в этом плане. В плане любимой девушки она для него никогда не станет. А, как же, ведь у него есть Вероника. Вий. Карина нервно сжала кулак и прикусила язык, что бы не закричать от досады. Ей не хочется больше так жить, зачем жить настолько бессмысленно? Нет того, ради кого стоит улыбаться по утру солнцу, ради кого стоит дышать, ради кого стоит бросить весь мир и упасть в колени к нему. Как жалко, что у Карины нет такого человека. Того, кому можно будет доверить себя. Вернее, нет, не так. Он был, но даже об этом не подозревал. А теперь его нет. Только вот из памяти прекрасные моменты... Нет, не моменты, а настолько дорогие секунды, что за повторении их можно продать весь мир. Эгоистично, конечно, но все мы по сути своей такие. И ничто не сможет нас изменить. Ничто, кроме того, что крутит в мире все велосипеды. Любви, которую Карина не может никак получить. А, может, и получит. Когда-нибудь найдет того настоящего принца из сказки.
Идиотсюдова развернулась и ускорила бег, что бы, наконец, достигнуть намеченной цели. Вот и впереди мелькнула знакомая зеленая дверь, и Каро улыбнулась, на миг, но вновь "нарисовала" на своем лице безразличное выражение. Подбежав к своей цели, девушка нервно застучала в нее кулаками, пока не поняла, что там никого нет. Каро уже собиралась было уходить, как случайно дотронулась до стены и медленно осела на пол. В голову стали вливаться воспоминания, настолько свежие, что Карина будто бы находилась рядом с теми, кто здесь присутствовал.
В мозаике был поставлен последний фрагмент, и Идиотсюдова, словно в тумане стала ощущать, как осторожно встает с места, и не отрывая руки от стены, что бы не потерять связь, и направилась вслед за Яромиром и Настей.
В конце концов, стала не за чего цепляться, и Карина быстренько вышла на улицу, глубоко вдохнув свежий вечерний воздух. Зловещая тишина не давала ей покоя, и Идиотсюдова побежала по следу. Нет, не думайте, виной тому не интуиция, которая сейчас заснула, и вовсе не запах, которого она не чувствует. Земля, знайте ли, тоже хранит тайны.
Каро осторожно спряталась за дерево и выглянула оттуда, сразу заметив на поляне два силуэта. Кто может прийти сюда в такое время? Вряд ли кто-то, кроме Яркого и Багровой, потому можно смело предположить, что это и есть они. Карина медленно опустилась на землю, и глупо подползла в кусты, во все глаза глядя на происходящее чуть поодаль. Почти ничего не было слышно, лишь резкие обрывки фраз, но Каро не настолько мелочна, что бы прислушиваться к такому. Она, в конце концов, пришла сюда, что бы объясниться, но внезапный внутренний крик "не ходи туда!" заставил ее остаться в засаде.
Спустя, буквально, нескольких секунд, резкий порыв ветра залепил волосами все лицо Каро, и она стала судорожно поправлять прическу, на миг отвлекшись от событий на озере.

0

5

-Как хочешь. – Ярко вздохнул. Как хочет…лично он хочет уйти. Это выглядит…слишком… В тот день, когда полнолуние застало его на задании, Утра видела, как он мучается. Случайно забежав в этот момент в голову Вики, Ярко на всегда запомнил страх, ужасах в глазах сестры. Нет, не от того, что он зверь. А от того, что она боялась за него. Копи знала, что это больно, он говорил ей. Но, кажется, не представляла, что настолько больно. Что её брат будет мучится, пытаться кричать, но вместо этого получится лишь хрипеть. И лишь в конце обращения из его пасти вырвется протяжный волчий вой. Нет, надо отойти. Настя тоже однажды захватила краем глаза, как я изменяюсь. Ей хватило. Да и мне тоже тогда её испуганного крика хватило. До сих пор в ушах стоит…черт бы подрал эту хорошую память… – Эдемов не произвольно сморщился.
-Боялась? Конечно. Когда я в первый раз пошла с тобой. Хотя мама перекрикивая папу рассказала мне всё, что надо делать, в мельчайших подробностях, хоть прям сейчас иди и пиши брошюрку. Зато уже на середине нашей "пробежки" страх улетучился. Homo sum, et humani nihil a me alienum puto. А почему ты спрашиваешь? – Ярко поднял голову и внимательно уставился на луну. Она уже почти была на своем месте. Совсем скоро. Эдемов вздохнул, ловя хохот русалок из ближнего пруда. Хотя, пожалуй, не такого лижнего – идти минут десять. Но он все прекрасно слышит, если сосредотачивается. – Просто. Я сам себя боюсь. Влад прав, как ни крути, называя меня псом или зверем. Это ведь так и есть. – он медленно опустился на мокрую от росы траву и закрыл глаза, заведя руки за голову. – Что было бы, если бы я сказал Карине, что я оборотень. Она бы поняла? Смогла бы…помочь мне перед полнолуниями избегать её. Наверное, если бы она знала – было бы проще. – Да наверняка так. Все было бы по-другому. Возможно, он бы привык к её запаху, смирился с его отупляющим влиянием, которое пробуждает в нем два животных желания. И она бы сейчас сидела рядом с ним в ожидании мига, когда королева-луна окажется на месте, что бы начать изменять Ярко. Нет, слишком опасно. – он мотнул головой, отгоняя навязчивую идею, а затем снова поднялся с земле и, развязав веревку, на которой висел анх, перевязал её длиннее. Так, что бы при обращении она не порвалась. Затем тоже самое проделал с крыльями и поднялся, ощущая, как руки начинают покалывать. Ярко, стараясь сохранять бесстрастное выражение лица, взглянул на Багрову. – Я в кусты, скоро вернусь. – он натянуто улыбнулся и пошел в сторону леса у озера, размышляя о Карине. И о том, что было бы… Было бы, если бы она была волком? Нет, он никогда с ней этого не сделает. Было бы, если она была тут? Нет, слишком опасно. Было бы, если бы она осталась с Владом. Нет…он бы ему все кости переломал. Хотя нет. Если она счастлива – Ярко бы стал другом. Но он итак друг. Пытается быть им, по крайней мере. Но это так сложно…быть рядом и просто сидеть, как кого-то безумно любишь. И тем более просто смотреть, как она целуется с этим самодовольным нахалом… Владислав. Что она когда-то в нем нашла? То, что он гений в некотором роде? Ну сотворил с сестрой бесенка, ну и что? А может, это её интуиция? Предупреждает её, что связываться с Ярко опасно и она предпочла Влада. Но ведь тогда ночью…отдалась ему…будучи невинной, она дала ему…лишить себя чести. И он не устоял. Ой ли? Ярко даже не знал. Не думал, ведь Влад такой нетерпеливый постоянно. Зачем же Эдемов тогда все это затеял? Не смог, просто не смог устоять перед соблазном касаться её, не борясь с желанием убить. Слишком все было заманчиво, что бы остановится…остановится самому. Иногда так хочется кричать «Карина, уходи! Беги от меня, боясь меня – я животное!», а затем тут же добавлять «Нет, не оставляй меня! Умоляю…я не могу без тебя жить, не умею…» Будь проклят тот день, когда он пошел по ночной Гизе и нарвался на Луксора-волка!
Ярко почти дошел до леса, как внезапный порыв ветра донес до него тот самый околдовывающий аромат. Карина? Нет… – он даже не смог толком ужаснуться. Лишь испуганно вгляделся вдаль. Не так далеко, метрах в десяти-пятнадцати, от него в кустах сидела, спрятавшись, Идиотсюдова. Эдемов задохнулся и обернулся, взглянуть на луну. Та поднялась на свое место и, кажется, начала издевательски улыбаться. Сердце сжалось, почему-то перекрыв доступ кислороду. Нет… – он снова обернулся и взглянул туда же, теперь уже почувствовав, как ужас сковывает все тело будто бы льдом. – Нет, уходи отсюда! Карина, убегай!!! – как вовремя порыв ветра донес до его ушей смех русалок. Они там хохочут и даже не подозревают, что у ближайшего озера оборотень уже чувствует, как первая, пока едва заметная, волна боли прошлась по телу. Ярко сделал несколько быстрых шагов к Каро, надеясь, всем сердцем надеясь, что он успеет. – Уходи, пожалуйста!! – взмолился он. Еще один шаг, только бы успеть, но нет…боль стрелой вонзилась в тело. А затем снова. И снова. С каждым разом все сильнее обжигая все внутри. Эдемов хрипло охнул, обхватывая себя руками за ребра. Нет-нет, только не сейчас! Еще минуту, пожалуйста! Пожалуйста, нет! – он опять молил неведомую силу, которая повинуется луне, прекратить. Но на этот раз не от боли, а от страха за Карину. Ребра хрустнули, все стало гореть и хотелось кричать, но ничего не выходило. Ярко упал на колени и, с судорогой, сжимал живот, пытаясь унять боль. Хоть бы приостановить её. Еще минуту, хотя бы секунду! Умоляю!!! - Ярко мгновенно распахнул сознание, как и всегда, не в силах держать его закрытым, в тот момент, когда сражается с болью. Насть, Карина! Уведи её!!!! Уведи! Пожалуйста, услышь!! – молил он, что бы Багрова его услышала. Боль стала вконец невыносимой, разрываясь все внутри, обжигая все раскаленной лавой. Он зажмурился, молясь, что Карина поняла его, все поняла и смогла убежать. Её запах кружился вокруг. Страх разрушил самоконтроль. Кажется, одежда пошла по швам. И вот сознание медленно уплывает. Ярко пытается ухватиться за него, но лишь оказывается, будто бы лишь со стороны наблюдающим и ничего не может сделать.
Огромный черный волк взвыл, оповещая весь Буян, что сегодня он им правит. Где-то в лесу раздался ответный вой и не один. Братья-волки сегодня ждут его на охоту. Он медленно поднял голову и уловил тот самый чарующий сладостный запах, что так сводит его с ума. Вдалеке стояла девушка. Карина? Да верно. А кто это рядом с ней? Волк снова вдохнул и узнал аромат – его сестрица-волк. Все еще человек. Не помеха – он не будет ему мешать убивать сладкую девчонку, она ведь его сестрица. Он сделал шаг вперед, плотоядно оскаливаясь. – Привет, сладкая… – прорычал он. Конечно, она ничего не поняла. Но где-то неподалеку это услышал олень и сорвался с места, не желая связываться с огромным черным волком, с зеленым глазами, в который сегодня, впервые, едва-едва заметен человек.

Офф: Мой ангел, тебе вероятно придется писать, что не сбежала от того, что «ему же больно, ему надо помочь!» т__т Прости((( Не очень(

0

6

[u]– Просто. Я сам себя боюсь. Влад прав, как ни крути, называя меня псом или зверем. Это ведь так и есть.
Багрова недовольно поморщилась. С Владом у неё были плохие отношения, потому что он постоянно пытался задеть Яркого и вообще его ненавидел, а враги Яркого и Настины враги.
-С чего это ты слушаешь мнение Влада? Тогда по логике я тоже зверь, собака! Просто у меня лучше получается управлять собой. Ты же знаешь что будет, если я дам волчице волю. Ты когда-нибудь замечал чтобы я акцентировала на этом внимание? И в конце концов, перестань себя жалеть! Давай я тоже расстроюсь и будем выть в два голоса! Никто тебя не изменит, так не порть сам себе жизнь. Хотя в конце концов тебе самому выбирать: либо ты живёшь счастливо, а что для этого сделать ты знаешь, либо всю оставшуюся жизнь пребываешь в грустных мыслях о том, что ты "пес", "зверь", и далее по списку. И...мы не собаки. Мы волки. Чуешь разницу? - жестко, но Багрова чувствовала что права.
Хотя вскоре ей стало стыдно, потому что уж в слишком жёсткой манере она всё это выговорила.
Что было бы, если бы я сказал Карине, что я оборотень. Она бы поняла? Смогла бы…помочь мне перед полнолуниями избегать её. Наверное, если бы она знала – было бы проще.
-Балда ты, Эдемов. Вселенская балда. Карина бы поняла, и, конечно, было бы легче. То, что она поймёт я тебе гарантирую.  А то она теряется в догадках почему ты от неё бегаешь.
– Я в кусты, скоро вернусь. - сказал Ярко и улыбнулся резиновой улыбкой.
Настя кивнула и осталась на месте ждать сигнала: первого хрипа. Жестоко? Конечно жестоко. Багрова до сих пор не смогла привыкнуть к такому "сигналу" о превращении.
– Нет, уходи отсюда! Карина, убегай!!! Уходи, пожалуйста!!
Мать вашу, Каро?! Что она здесь делает?! Настя резко вскочила и понеслась к Яркому. Да, вот она, встала, улыбнулась. Глупая, почему ты пришла? В Эдемове оставались буквально последние капли человечности. Он просил её уйти. Умолял. Но она упрямилась, видимо не понимала во что ввязалась.
Наконец раздался леденящий душу вой, так что Настя даже вздрогнула. Началось.
Багрова кинулась к Карине, схватила её за плечи и быстро сказала ей:
-Сейчас я обращусь, ты пулей садишься на меня, и я тебя увожу в безопасное место! Только мгновенно, поняла? Держись!
Настя в очередной раз ощутила все плюсы мгновенного обращения. Всё длилось секунд пять, и вот Настя превратилась в белую волчицу и подскочила к Идиотсюдовой. Да, Багрова очень не любила когда на ней ездили верхом как на лошади, но выбора не было. Тем временем волчица захотела повыть на луну. Позже повоем, с братцем в два голоса... А сейчас нам надо её спасти! А если мы её не спасём, я тебя голодом уморю! Волчица недовольно согласилась. Нет, всё-таки Насте повезло с сущностью...
-Садись, быстро, садись!!! - закричала Настя, но Карина только удивлённо на неё посмотрела. Конечно, она услышала лишь рычание.
Ну, ты сама напросилась... Настя налетела на Карину, сбила её с ног так, чтобы она рухнула как раз волчице на спину. Багрова подкосилась (Карина худенькая, но не крошка), и снова понеслась подальше от братца, который видимо был недоволен что сестрица увела у него "добычу".  Каро теперь перевешивалась через Настю. Картина была по меньшей мере странной...

0

7

– Нет, уходи отсюда! Карина, убегай!!!
"Черт, спалили.. Хотя, я что хотела все это время просидеть здесь?" - ехидно усмехнулся внутренний голос, - "Так что поднимаемся."
Карина стерла последние следы слабости и медленно поднялась с места, прихватив с собой ветку. Улыбаясь, и кладя одну руку на затылок, будто бы она здесь случайно, девушка вздохнула и виновата посмотрела на Яркого.
– Уходи, пожалуйста!!
Каро покачала головой и посмотрела на Эдемова спокойно и выдержанно, стараясь снова прикрыться привычной маской безразличности. Но не тут-то было. Неожиданно, хранитель упал на колени и стал хрипеть, что опровергло Идиотсюдову в ужас. Она медленно наклонилась и тут же поняла, что Яромиру больно. Все его тело стало бить странной дрожью, в глазах горела такая боль, что Карина нервно прикрикнула и попыталась отвести взгляд. Но вскоре поняла, что не сможет. Зрелище притягивало, такое, ведь не часто увидишь.
"Надо ему помочь! Помоги! Но.. чем?" - девушка ощутила, как внутри все разрывается от двух довольно-таки простых желаний. Первое диктовал разум, второе сердце. Либо убежать, раз ее так просят, либо остаться. Чего обычные люди послушались бы? Здравого смысла, но стоит заметить, что Каро далеко не здоровый человек.
Идиотсюдова стала лепетать что-то роде "нет, не надо, прекрати, не мучайся", но прекрасно осознавала, что ее теперь не слышит. Девушка прикрыла глаза руками, не в силах выносить всего этого. Она нервно всхлипнула и отошла на пару шагов, чувствуя, как по лицу текут горячие слезы.
- Нет, не, прекрати, не мучайся, не надо, я не выдержу, - и вдруг раздался вой. Звериный, буквально в паре метрах от Карины.
Девушка открыла глаза и увидела черного волка, вскинувшего голову наверх.
-Сейчас я обращусь, ты пулей садишься на меня, и я тебя увожу в безопасное место! Только мгновенно, поняла? Держись!
- Что? - Каро повела в головой в разные стороны и завороженно следила за... Ярким? Только он ли это? И рычание, неожиданно вырвавшееся из глотки зверя. Здравый смысл в испуге заметался, но сильнее ускорился, когда слева от Идотсюдовой послышалось еще один рык. Только менее страшный, скорее настоятельный. Карина повернула голову на второй звук и вдруг ощутила как что-то быстрое и белое сшибло ее с ног и земля стала уплывать. Но вовсе не из-за того, что она теряла сознание, от другой причины. Она бежит, нет, вернее не так, она лежит на волчице, а то гонится прочь от озера.
- Багрова? - почти пискнула девушка и тут же поняла, что права, - Мать твою, отпусти меня на землю! Объясни, что происходит! Почему мы убегаем?! - уже громче сказала Карина, начав теребить руками шерсть белой волчицы, - Яркий оборотень? Но почему он мне не сказал?!
Карина попыталась поменять позу, едва не свалившись, и вцепившись волчице в загривок, надеясь, что так сможет устоять.
"Как так? Я бы поняла его, а он мне не сказал... Но подождите, тогда почему волк на меня так смотрел? Как будто хотел разорвать на кусочки." - Каро всхлипнула и прижалась к Багровой посильнее.

+1

8

-->Комната Коп и Алены
Коп быстро прошла к выходу из замка и вдохнув свежий вечерний воздух слегка улыбнулась. Неожиданный порыв прохладного ветра заставил девушку убедиться, что джинсы она одела не зря и ночь обещает быть не самой жаркой. Быстрым шагом Дудочкина пошла в сторону подъемного моста другим путем в запретную рощу было не попасть. Можно конечно еще полететь, но девушка решила, что за сегодняшний день, а точнее уже ночь она еще не раз расправит свои крылья, поэтому проще было дойти до озера ногами. Подходя к мосту она услышала гневный оклик циклопа:
-Куда идешь?! Пароль!
Коперсутра повернулась в сторону голоса и увидела лениво облокотившегося на свою булаву Пельменника. Циклоп лениво почесывал весьма заметное пузо и смотрел на нее единственным глазом.
-Привет, Пельменник. Как настроение? Пароль? Ну ты что своих не узнаешь? Или для тебя какой-то там Поклеп дороже шестилетней дружбы со мной. Вот еще хоть раз попроси меня открыть сундук, когда ты ключ потеряешь! Я тебе окорок принесла, а ты…-Коп притворно надула в обиде губы и жестом фокусника вынула из воздуха хорошо прожаренный окорок. Единственный глаз циклопа внимательно посмотрел на девушку, потом на окорок и в конце на своды замка за своей спиной. На его лице ясно был виден сложнейший мыслительный процесс. Дудочкина же все еще стояла и обиженно на него смотрела, хотя прекрасна знала, что уже через минуту она будет на той стороне моста. Так и оказалось. С удивительной проворностью выхватив у Утры из рук курицу Пельменник буркнул.
-Только шустро! А то не дай бог Поклеп или Зубодериха решат территории обойти!-сам же удалился в сторону своей сторожки. Коп довольно ухмыльнулась и уже почти бегом устремилась к озеру. Становилось все темнее и девушка уже виде выходящую из-за верхушек деревьев луну. Девушка услышала протяжный вой и поняла что Яркий уже превратился. Коп сорвалась на бег, она хотела как можно быстрее попасть к озеру, так как хорошо развитый колокольчик интуиции ясно говорил, что что-то идет не так. Девушка была уже на пол пути к озеру когда увидела мчавшуюся прямо на нее волчицу с Идиотсюдовой на спине. Перс застыла с открытым ртом и несколько мгновений не могла заставить себе пошевелиться. Мысли зайцами скакали у нее в голове, но ни одно не задерживалась на столько, чтобы девушка могла ее хотя бы осознать.
Яркий оборотень? Но почему он мне не сказал?! -донес до нее ветер слабый голос Карины, и в следующее мгновение она услышала короткий рык. Вслед за волчицей, которая судя по всему была Багровой бежал мощный волк. Дудочкина резко пришла в себя и дотронувшись до своего кулона материализовала крылья и сильно оттолкнувшись от тропинки подпрыгнула расправив их. Сильный взмах и девушка поднялась немного выше, к самым верхушкам деревьев. Теперь ни один из ее друзей не заденет ее. Девушка грязно выругалась, несмотря на то что брат не одобрял от сестры таких слов и она старалась не употреблять их при нем. Но сейчас Яркий уже не был тем каким она привыкла его видеть. Запах Каро дал его волчий сущности полностью завладеть контролем над телом. Утра продолжая материться смотрела на то, как стремительно ее брат нагоняет волчицу. Мышцы ног у него были намного мощнее, чем у Анасты. Коп быстро начала перебирать в голове все возможные варианты. У нее начиналась легкая паника. Она не знала что ей делать. Обычно если Яркий терял контроль девушка произносила несколько слов на латыни, которые «отрезвляли» его сознание и он постепенно приходил в себя. Если же не получалось, то рядом почти всегда был отец или Мира, которые успокивали Яра с помощью маголодий. Магия мрака, которую использовала их мать и сама Коп практически не приносила никаких результатов в таких ситуациях. Но сейчас ни Мирославы, но отца не было и времени ждать их тоже. Коп почувствовала страх за Карину и Анасту. Она могла лишь догадываться на что способен Яр в таком состоянии, ведь запах Каро сводил его с ума как ни что другое. Девушка автоматически работала крыльями, поддерживая высоту. Волчица с Кариной на загривке были уже намного ближе к ней, а Яр еще далековато, но он быстро догонял девушек. Сутра почувствовала что-то горячее скатившееся по щеке. Поняв, что это слеза девушка со злостью смахнула их и крикнула Карине:
-Зачем?! Ну зачем ты оказалась тут?! Если у тебя были подозрения спросила бы его. Ты сейчас подвергаешь опасности не только себя, но и Анасту….И самое плохое, что среди нас нет светлых стражей, я боюсь только их магия сейчас способна привести его в чувство…такая же как он сам…Я бы могла поделиться с ним своим светом, но мне для этого надо до него дотронуться, а я совсем не стремлюсь стать самоубийцей…С маголодиями у меня тоже не все гладко…Анаста, пожалуйста не останавливайся…-девушка тоской посмотрела на небо. Но оно хранило безмолвие сверкая серебристыми звездами. Девушка стерла еще одну горячую слезу и посмотрела на полную луну, которая кажется насмехалась над ними. Коп боялась применять свою флейту, ведь она могла как обычно что-нибудь напутать и лишь наоборот усилить ярость Яркого…или случайно вместо того чтобы замедлить его бег, ускорить. Девушка даже на заданиях старалась обойтись без этой магии, так как прекрасно знала, что хорошо у нее удаются лишь относительно простые маголодии, остальные же требуют слишком много энергии света, которой девушка похвастаться не могла. Атакующие маголодии правда черпали энергию из мрака (благодаря ритуалу преображения), но не всегда удавались. Девушка глубоко вздохнула и решилась. Слезы, вызваные осознанием собственного бессилия высохли. Коперсутра начала медленно опускаться обратно на тропинку, повернувшись спиной к уже промчавшимся мимо, но все еще бывших от нее в нескольких шагах Багровой и Идиотсюдовой. Девушка стояла лицом к мчавшемуся на нее брату. Девушка не убрала крылья, готовая в любой момент взлететь. Прогнав все лишние мысли и чувства она представила спокойное озеро, наполненное кристально-чистой водой. Смотря прямо в глаза волку, она заговорила, не пугаясь пылающей в них ярости.
Medice, cura te ipsum. Medica mente non medicamentis. - ее тихий голос был практически не слышан из-за хриплых рыков волка, но девушка все равно продолжала давно заученную формулу и чувствовала, как шевелится в ней светлая магия.- Sed semel insanivimus omnes. Salva res ast.
Девушка закончила говорить и почувствовала, как ее свет потянулся к сознанию брата, стараясь успокоить его. Но неожиданно девушка поняла что что-то пошло не так. Она резко расправила крылья и взлетела, стараясь подняться как можно выше. Теперь девушке оставалось лишь надеяться, что формула подействует, либо…либо ей придется играть на флейте. Она ни за что не позволит брату совершить то, за что потом он будет раскаиваться…

+1

9

Можешь бежать от того, чего ты боишься.
Можешь сражаться с тем, кого ненавидишь.
Но если ты любишь своего убийцу – выбора нет.
Нельзя бежать, нельзя сражаться... (с) Twilight

Если ты не видел ада, это еще не значит, что его нет. (с) Breaking Dawn

Волк сделал еще один шаг вперед, плотоядно скалясь. Обжигающий жаждой запах Карины очаровал его. Полностью разрушил сознание, и теперь зверь просто медленно шел вперед, желая вкусить её плоти. И не думая, что-то может ему помешать. Конечно, никто не осмелится. Он так долго ждал этого момента, так долго хотел её. И теперь никому не позволит забрать то, что у него почти вышло получить. Когда он так близко к ней и может всего за несколько прыжков преодолеть те жалкие десять метров, что разделяют их и впиться острыми зубами в плоть сладкой девчонки. Аромат, обжигал горло, наполняя рот ядовитой слюной. Но он, конечно, не обратит её, а убьет. Возможно, Карина даже не будет мучиться, когда острые зубы будут раздирать её мягкую шелковую кожу. Его сознание уже представило, насколько она вкусна, если даже запах столь чудесен. «Не смей об этом даже думать!!» - ах да. Его человеческое «я». Он о нем уже почти забыл. Он сильнее него, намного сильнее. Заткнись! Теперь моя очередь! Это МОЯ ночь и сегодня Сладкая – моя добыча! – мысленно рыкнул он.
-Садись, быстро, садись!!! – белая волчица подскочила к Карине и сбила её с ног. Яромир-волк удивленно поднял морду, медленно переваривая случившееся. – Нет! Сестра, верни мне её!! – провыл он в след, но она его не послушала. Это не моя сестрица-волк. Это ЕГО сестра. Он думал рвануть следом, что бы поскорее нагнать подругу, но что-то остановило его. Просто не дало двинуться. Я сильнее! Я правлю этой ночью! – убедил он сам себя, снова отбрасывая веревки воли своего человеческого «я», которое все еще боролось с ним. Может оно и правда сильнее? – Нет. Что ж… – он, было, расстроился, как вдруг из его пасти вырвался лающий смех. – Беги, сестрица! Беги быстрее! Я медленнее тебя, слабее тебя! Беги, я дам тебе шанс убежать! – издевался оборотень, все еще смеясь, а затем с бешеным рыком сорвался с места. Наверное, так быстро не бегают даже гепарды. Слишком быстро. Он знал, прекрасно знал, что через полминуты нагонит их, а через секунду всего одним прыжком сможет оказаться впереди. «Быстрее, быстрее!» - подгоняла его жажда и что-то еще внутри кричало «Бегите быстрее!», но обращалось это явно не к нему. Нет. – решил он. – Давайте поиграем в догонялки – это веселее. – он снова лающе рассмеялся и взвыл на бегу.
Внезапно заметил, что на пути стоит девушка с крыльями. Он знает её. Знает всех, кто был с ним в его волчьем обличье. «Нет…» - испуганно шепнул человек. И волк был с ним согласен. Он чувствовал родство с Коперсутрой и не хотел делать ей больно. В двух метрах от неё он резко остановился и, сначала, снова лающе рассмеялся. А затем оскалился и медленно, с диким рычанием, опустил голову в низ. Наполнявшие рот горячие слюни стали стекать из пасти на сырую землю. – С дороги! – приказал он. Бесполезно – она его не понимает. Но видно не даст пройти. Настя может унести Карину туда, где он её не сможет достать. В Тибидохс явно не пустят горящего жаждой крови черного волка, который по размерам едва ли не превосходил хорошую ломовую лошадь. Хотя в его голове уже созрел план – он сможет её ударить так, что не причинит вреда. Лишь на несколько секунд сможет её обезвредить и ему их хватит, что бы нагнать добычу и её спасительницу.
- Medice, cura te ipsum. Medica mente non medicamentis. Sed semel insanivimus omnes. Salva res ast. – тихим уверенным голосом сказала она. Он почувствовал, как внутри него что-то теплится и благодаря этому свету, мир уплывает. Это его останавливает. Новый порыв ветра опять донес запах Карины, вновь распаляя его. Ну нет, он не позволит так просто позволить им уйти. Он угрожающе дернулся вперед с лающим рыком. Утра, в тот же миг, резко поднялась в воздух. Волк тут же рванул следом за волчицей и своей сладкой жертвой. Хватит играть в игры – они действительно могут уйти. Так быстро он еще не бегал. Тихо, тише, чем мыши и на огромной скорости мчался следом, зная, что Настя чует его приближающийся запах. Чуть меньше минуты потребовалось на то, что бы поравняться с Настей. Будто бы в игре, он глянул на неё и клацнул челюстями. Затем пара быстрых прыжков и вот он уже приземлился на пути сестрицы-волка. Он отшатнулась и попыталась обойти, но куда ей до реакции оборотня? Он с молниеносной скоростью снова оказался на пути и опять медленно опускал голову к земле, не сводя взгляда со своей белоснежной подруги. Горячие слюни не просто капали, а лились из его приоткрытой пасти на землю. Невыносимое желание жгло из нутрии, раздирая горло. Его внезапно осенило. Он захлопнул пасть и вытянул передние лапы перед собой, положив на них морду и начав вилять хвостом. Волк игриво смотрел на Настю и начал поскуливать и лаять, как щенок, увлеченный игрой в мячик, который ждет нового броска, а хозяин лишь дразнит. – Сестрица, зачем ты бежишь от меня? – почти скуля, спросил он. – Мы ведь одной крови. Ты забыла? Как ты могла! Я люблю тебя, сестрица! Зачем ты уходишь? – он начал страдающе скулить и обиженно смотреть на неё. – Помнишь, как мы каждую ночь, когда рядом не было людей, уходили в лес к буяновской стае? К нашим братьям и сестрам! Как они нас любят, ты знаешь? Как они любят тебя! Особенно Лаки, сын вожака, он вне себя от красоты твоей серебристой шерсти! Сестра-а! Идем к ним! Вой со мной, что бы они знали – мы придем! – он поднял морду и взвыл. Настя последовала его примеру. Точнее нет, уже не Настя, я её волчье «я» отозвалось. В следующий миг по Буяну разнесся вой десятка волков. – Ты слышишь, сестра-а? Они ждут нас! Мы часть их стаи, ты знала? – он смолк, со страданием в глазах смотря на подругу. Она что-то начала ему говорить, но не слышал. Мысленно он уже думал, что делать дальше. Первая часть плана сработала отлично – кажется, волчица ему поверила, что он больше не хочет Карину. Пока Настя говорила, он медленно подползал к ним, все так же мученически скуля. Как только волчица смолкла, он страдальчески взвыл и продолжил подползать. – Мы всегда вместе. Мы одной крови, не забывай об этом! Будь со мной, сестра-а! Ты всегда будешь…, - вот оно. Еще чуть-чуть ближе, - …будешь…со….МНОЙ!!! – он не сдержался, выкрикнув эти слова и с молниеносной скоростью бросившись вперед. Волк мертвой хваткой вцепился в ногу Карины и с огромной быстротой стащил её с Насти, продолжая волочить за собой. Лишь в пяти метрах остановился и, снова с едва заметными движениями, встал задними лапами на её ноги, а передними прижал её плечи к земле. Слышал, как, не ожидавшая такой быстроты от него, Настя, было, бросилась следом. Он быстро поднял на неё свою морду и рявкнул несколько раз, с диким рыком и лаем. – Не подходи! Ты знаешь – одним единственным ударом я могу переломать тебе все ребра, или ты забыла?! Я не хочу тебя калечить! Не давай мне повода! – в ярости прорычал он, безумно скалясь. Кажется, инстинкт самосохранения у подруги-волчицы взял свое и она остановилась. Он, не медля, опустил свою морду и, заглянув в глаза Карине, увидел в них страх. Животных ужас, который испытывает овечка, когда смотрит в глаза льву. Но в них было что-то еще. Как будто бы где-то внутри она смирилась с этим. «Нет, пожалуйста, не надо!!!!!» - человек кричал, его голос был полон адской боли. Но волк его не слушал. Одна из его задних лап соскользнула с ноги Карины и оставила на ней несколько кровавых борозд. Этот аромат…запах крови из открытой раны будто вцепился в него. Из пасти с новой силой полились ядовитые горячие слюни, капая на грудь Карины. Волк обезумел от внезапно охватившей его жажды и, рявкнув, клацнул зубами. Его что-то попыталось остановить. Он увидел, как маленькие человеческие руки сжимают его морду, пытаясь её оттолкнуть. Волк порадовался слабой попытке бороться, которая лишь подстегнула в нем инстинкт убийцы. Зверь сбросил ее руки и за секунды вцепился зубами в одну из них, где у локтя, резко дернув. На тонкой человеческой коже появились десятки глубоких борозд от его острых зубов. Кровь, попавшая в пасть, заструилась по глотке, наполняя его тело силой и утоляя невыносимую жажду. Но этого так мало! Всего лишь кровь. Он не вампир – ему нужна её плоть! Волк, в предвкушении, сладко взвыл. Теперь одна из передних лап соскользнула к шее Карины и оставила кровавый след. Раздался хруст – слишком сильно надавил. Жаль, сломал ключицу ей. Он не хотел делать больно. Карина вскрикнула, снова пробуждая в нем безжалостного монстра, который ведом только одним инстинктом – ему нужно жрать. Он рванул к её шее и сомкнул пасть на её плече, дернув. Вторая задняя лапа поползла назад, разрывая нежную теплую кожу Карины. Всю его черную шелковую шерсть залило её алой кровью. Да и не только шерсть – все земля под ними была залита кровью Каро. Лужа багровой жидкости. Волк отпустил её разорванное плечо и вцепился зубами в её предплечье, в надежде поскорее разделаться с ней. Ведь так не выносимо сильна. Он уже забыл про сестрицу-волка и Утру, как неподалеку раздался испуганный всхлип. Волк остановился и поднял взгляд. В нескольких метрах стояла Коперсутра и, прижимая руки ко рту, перепугано смотрела на него. Она дрожала. Волк почуял, до этого не заметный, запах слез.
- Ярик, не надо… – слабым голосом попросила она. Так, будто бы он просто хочет пойти подразнить злого соседа, хотя знает – тот может его хорошенько отшлепать. Все вдруг растворилось. Запахи, звуки, весь мир расплылся и возникла другая картинка. Семнадцатилетний (хотя по внешнему виду ему меньше двадцати бы не дали) стоял на крыше пятиэтажки. Его четырнадцатилетняя сестра стояла рядом, испуганно прижав руки к лицу. А он улыбался.
- Я могу, Коп! – не раскрывая губ, сообщил он. Она быстро-быстро отрицательно помотала головой. – Но я теперь ловкий, я сильный! Это легко! – но она еще испуганней уставилась на него. Он отвернулся и встал на край крыши, наклоняясь и устремляя взгляд вниз. – Не бойся, сестренка. Все под контролем.
- Нет, не под контролем! – пискнула она, но брат уже сделал шаг вперед. Сестра даже не успела этого понять. – Ярик, не надо…. – запоздало прошептала она.
Этот голос. Он изменился, но эта фраза. Та же интонация… Волк и не заметил, как опешил, остановился и что-то загнало его внутрь. Теперь он наблюдающий.
Мощные челюсти сомкнулись, раздрабливая кость руки Карины. Хруст вернул Яркого в реальность. Мир собрался, но Ярко не понимал, что делает. Просто смотрел на Утру. От чего она напугана? Он осторожно опустил глаза вниз и увидел лицо, перепачканное свежей кровью. Ярко не успел даже понять сознанием, чье это лицо, но его душа быстро сообразила. Боль разлилась по сердцу. Он, будто в тумане, вспоминал, что делал этой ночью. И на том моменте, когда схватил Каро за ногу и стащил с Насти, отпустил её руку и попятился назад. Любовь, его единственная любовь лежала без сознания в луже собственной крови и продолжала её истекать, в то время как билось её сердце. Он не убил её. Она просто потеряла сознание. Но яд уже струился по её венам, изменяя Карину. Ярко спотыкнулся и перевернулся через голову назад, снова поднимая и снова пятясь. С диким ужасом смотря на  Карину.  Осознание всего пришло медленно, принеся с собой адскую боль. Яркий, одурев от того, что начало раздирать сердце, резко пустил морду на землю и, впившись когтями передних лап в неё, проводя по морде. Он широко раскрыл пасть и из неё донесся громкий, полной невыносимой муки вой. – Не-ет!! Я не мог, не мог! - снова поднял лапы и впился в морду когтями. Не прошло и секунды, как он принялся, как безумный, раздирать собственную морду. Без разбора оставлял глубокие кровавые борозды везде, где только могли достать его когти. Только бы сделать себе еще больнее! Попытаться изуродовать себя! Как угодно, любым способом сделать так, что бы он чувствовал лишь физическую боль. Но ничего…только все внутри невыносимо болело. Ему казалось, что он обезумел. Как же это вышло??? КАК?! – НЕТ!!! НЕТ, НЕТ, НЕТ!! – снова одурело взвыл он, не прекращая раздирать свою морду. Он стал скулить и выть одновременно. Кто сказал, что волки не умеют плакать?

Офф: *слабым голосом* Что не нравится – сразу в личку. Исправлю все! Клянусь!
Сестренки, простите ><

Отредактировано Яромир Эдемов (2009-07-22 20:32:49)

0

10

- Багрова? Мать твою, отпусти меня на землю! Объясни, что происходит! Почему мы убегаем?! Яркий оборотень? Но почему он мне не сказал?!
Если бы Настя была человеком она бы хлопнула себя по лбу. Перед этим сказав "не трогай мою мать". Почему убегаем? Глупый вопрос. Ей жить надоело? А не сказал потому что балда! И ты балда, и я тоже балда... МАТЬ ВАШУ! Ну почему ты пришла? Сидела бы сейчас в замке, в безопасности, удивлялась бы, "кто это там так громко воет? Тётя Лиза Зализина приехала что ли?"
Настя понимала что если остановится, то Яркий её нагонит и ей конец. Хотя её от он оставит в живых, а вот Каро... Брат кричал ей вслед полуугрозы, они подстёгоивали Багрову, заставляли бежать быстрее, быстрее... Таким она его не любила. И это мягко сказано. Таким она его ненавидела. И на рассвете она его точно убьёт! Воскресит и снова убьёт!
-Зачем?! Ну зачем ты оказалась тут?! Если у тебя были подозрения спросила бы его. Ты сейчас подвергаешь опасности не только себя, но и Анасту….И самое плохое, что среди нас нет светлых стражей, я боюсь только их магия сейчас способна привести его в чувство…такая же как он сам…Я бы могла поделиться с ним своим светом, но мне для этого надо до него дотронуться, а я совсем не стремлюсь стать самоубийцей…С маголодиями у меня тоже не все гладко…Анаста, пожалуйста не останавливайся…-
Те же вопросы были и у Насти... Но, стоп... Знакомый до боли голос, откуда-то сверху. КОПА! Настя бы сейчас обняла её, да так чтобы рёбра хрустнули. Помощь пришла, она ведь поможет, остановит! Правда?..  Нет, я не остановлюсь, ни за что! Обломайся, братик! Хотя Сутра переборщила с обвинениями на Карину. Меня, опасности? П-Л-Е-В-А-Т-Ь! Коп отстала, и что она делала дальше, она не видела. Только ветер донёс до неё её плачущий, отчаявшийся голос. Латынь. Которую Багрова так любила. Может это его остановит? Точно остановит, ура! Так, главное на радостях не сбавить скорость... Блин, она мне сейчас всю шерсть выдерет! Хотя я её понимаю... Прямо триллер какой-то. Фредди Крюгер рыдает в сторонке, докуривая сигаретку, запивая валерьянкой.
Но Анаста рано радовалась. Запах Каро оказался сильнее латыни, и слава Богу, Багрова не видела как исказилась морда брата, как он скалился, он теперь был настоящим животным. Как он всегда и говорил. Зверь. Но Анаста такие его речи терпеть ненавидела, не верила что этот вот большой ребёнок, может быть зверем. Даже когда увидела его оборотнем, всё равно не верила.
Бежать стало уже тяжело. Лапы устали, одну лапу вообще свело, другая давала знать о себе тупой, пульсирующей болью. Каждую секунду Настя слабела, и волчица пользуясь этим пыталась захватить власть. Да ещё и Каро на спине не облегчала задачи. Она бы хоть сигнальные искры пустила...
Ветер донёс запах Яркого. С каждой секундой он становился всё сильнее, он приближался. Багрова бежала как в последний раз, уже не чувствуя ног, на втором дыхании, с одной лишь целью, спасти свою наездницу. Она чувствовала себя марафонским бегуном. Казалось когда она остановится, то умрёт.
Над Анастой пронеслась чёрная молния, и преградила путь. Догнал... Догнал... НЕТ! Не получишь Карину, ОБЛОМАЙСЯ! Последняя попытка бежать, но вот он снова на пути. Вот он, подходит, с диким звериным оскалом. не отрывая зелёных глаз от Идиотсюдовой... Настя угрожающе зарычала, и вдруг... Нет, это был не волк. Щеночек, который хотел играть. Этакий малыш-переросток. Чернобыль захватит всех! Да, в этот момент эта зверюга, была очень умилительна. Мордочка на лапки, хвостиком машет... Багрова пришла в замешательство.
– Сестрица, зачем ты бежишь от меня? – почти скуля, спросил он. – Мы ведь одной крови. Ты забыла? Как ты могла! Я люблю тебя, сестрица! Зачем ты уходишь? Помнишь, как мы каждую ночь, когда рядом не было людей, уходили в лес к буяновской стае? К нашим братьям и сестрам! Как они нас любят, ты знаешь? Как они любят тебя! Особенно Лаки, сын вожака, он вне себя от красоты твоей серебристой шерсти! Сестра-а! Идем к ним! Вой со мной, что бы они знали – мы придем! – Ты слышишь, сестра-а? Они ждут нас! Мы часть их стаи, ты знала?
Багрова стала пятиться и рычать.
-А разве ты не отдашь её своей сестрице? Жадный, бра-ат... Я всегда делилась с тобой добычей, а тут ты не можешь отдать мне всего лишь девчонку... - сказала...волчица.
Эй, ты чего творишь! Точно уморю голодом! - мысленно заорала Анаста на свою сущность.
Слава Богу Карина не понимает этой беседы.
Яркий тем временем продолжал представление.
– Мы всегда вместе. Мы одной крови, не забывай об этом! Будь со мной, сестра-а! Ты всегда будешь…будешь…со….МНОЙ!!!
Глупая, глупая, наивная, и просто лох, нет лохнесское чудовище, Анаста. Потеряла бдительность, от этих скулящих речей. В следующее мгновение оборотень вцепился Карине в ногу  и стащил её со спины волчицы. Раздался дикий вопль боли. Настя бросилась было следом, но...
– Не подходи! Ты знаешь – одним единственным ударом я могу переломать тебе все ребра, или ты забыла?! Я не хочу тебя калечить! Не давай мне повода!
Волчица, успевшая уже захватить некоторую власть, отшатнулась.
Довольный вервольф принялся на Анастиных глазах калечить её лучшую подругу. Беги, нападай на него! Отдай мне власть! Это же КАРО! - уговаривала Настя волчицу.
Вокруг Карины расползалась лужа крови. Сама Каро была либо мертва, либо без сознания. Хрустнули кости. Это была последняя капля. Багрова собрала все свои силы, и кинулась на брата, видимо не понимая что тот уже вменяем. Она просто слышала дикий крик, и не пыталась разобрать слов. Сейчас всю её захватила ненависть, она руководила ей, и кричала "Убей его! Сделай с ним то, что он сейчас сделал с ней, убей, убей!". Вендетта по-волчьи.
С диким, животным рычанием она бросилась на него, сбила с ног, чувствовала как когтями раздирает его, и он...не сопротивлялся. Это заставило безумную волчицу остановится. Оборотень выл, плакал.
Настя телепортировала из своей комнаты халат , так чтобы он накрыл волчицу, и обратилась. Теперь она снова была человеком, Настей Багровой.
-Яркий... Прости меня... Прости... Ты не виноват, это всё волк, волк не ты... Мы поможем Каро... Это я виновата, я тебя не остановила, я поверила ему, оборотню... - Багрова давно не плакала. С самой смерти отца. И то, только при Лекси. А теперь она просто ревела белугой, навзрыд, истерично... Слёзы лились против воли. Только что, она дала оборотню искалечить подругу. Настя встала, и побежала к Карине. Ноги опять заболели. Но уже неважно.
Анаста села перед Каро на колени, и попыталась её приподнять. Нет, не получалось. Да и нельзя было, кровь начинала идти сильней.
-Копи... Копи... Яркий... Помогите... Ну пожалуйста помогите... Карин, ты держись только держись, пожалуйста... - Настя схватила Идиотсюдову за руку, почувствовала как что-то горячее заливает руки, ноги, халат... Кровь. Опомнившись, Настя оторвала от подола халата приличный кусок и попыталась перевязать руки, ключицу Карины. Подлетела Коперсутра, стала помогать. Она тоже плакала.

ОФФ: яркий, ещё одно "простите" и я тебя пошлю, честное слово! и потом без обид!

0

11

Жуткая тряска распаляла страх. Каро мотало из стороны в сторону и ей казалось, что это мучение не кончится никогда-никогда... Сердце бешено колотилось и все восприятия мира сузилось до клочка земли, что мелькал под лапами волчицы. То, что происходило каким то боком напоминало одиночный жуткий кошмар, который терзает порой каждого ночью, что просыпаешься в поту и со срывающимся дыханием. Но только с той разницей, что сейчас очень хотелось проснуться. А внутренний голос, усмехаясь, подсказывал, что то есть самая верная реальность. Правда, даже его усмешка выглядела неуверенно и была лишена привычной дерзости.. И оттого детский, настолько глупый и вроде бы вполне оправданный ужас захватывал все существование. Вместо этого леса, в голове вдруг пронеслась совершенно другая картина, из далекого детства: Вот Каро еще совсем малышка и неуклюже шагает в своем зеленом комбинезончике по мягкой траве. Папа решил впервые отвести дочь на ипподром. Так сказать, привлечь и ребенка к своему увлечению. Все бы ничего, но способность находить на свою голову неприятности была у Карины всегда. После необычно красивого представления, когда она восхищенно хлопала ладошками, отодвигаясь от заборчика каждый раз, когда эти большие лошади проезжали рядом - они ее пугали, девочке предложили прокатится с инструктором на лошади, чему Карина была крайне не рада. Что-то ей подсказывало, что поездка не пройдет так гладко. Яростные ее отказы вызвали только смех у взрослых. И вот, вместе с приятным, с виду, человеком, Идиотсюдова садится на белую кобылу. Вроде ее звали Ромашка. Поначалу, они ехали медленно, спокойно, потихоньку набирая скорость. Девочка мертвой хваткой вцепилась в инструктора, изредка пропискивая что-то вроде "Остановите пожалуйста-пожалуйста!". Дело чуть ли не дошло до истерики. Но по близости находился папа, перед которым девочке всегда хотелось казаться сильной.
Правда, хорошим у нас ничто не кончается - да? - Каро, в очередном приступе страха, ударила своими маленькими ножками лошадь по бокам. И кто бы только мог подумать, что в этом детском ударе будет столько силы, что кобыла встанет на дыбы. Тренер удержался сам, но Карину не удержал. И вот девочка упала вниз, сильно ударившись головой. С тех пор, страх перед любыми видами скачек был большим, заставляя девушку замирать, не в силах сделать, что либо. Страх упасть?..наверное так.. Просто девочка запомнила на всю жизнь, как тогда, во время падения, перед ее глазами смешались небо и земля и лошадь и все-все..прямо как сейчас..а потом ее череп будто раскололи надвое и жуткая боль поразила всю ее еще маленькую сущность. И сейчас все этот же страх заставлял Карину ощущать такую всепоглощающую панику, что казалось: где-то под волосами вспыхнуло яркое пламя и сбивало все попытки к осмыслению чего-либо , и девушка, вцепившись в шерсть волчицы, нервно глотала слезы, безвольно стекающие по ее лицу, то ли от чувств, раздирающих душу, то ли от ветра, нещадно бившего в лицо. Мысли нервно бегали в голове и поочередно сталкивались. Паника стала захватывать все существо Каро, и та чувствовала, что скоро будет в истерике. Слезы быстро катились по лицу, при том не вызывая ничего более. Как же ненавистно чувство бессилья! А еще ненавистнее то, что ты даже не понимаешь от чего бежишь. Разум и душа будто разделялись меж двух огней.
"Это же Яркий! Он не может сделать тебе плохо! Останови волчицу, и тогда ты увидишь, что все нормально!" - утверждало второе.
"Идиотка! Ты не видела, как он на тебя смотрел?! Подгоняй бежать быстрее!" - кричало первое.
И, что вы скажете делать в таком случае? Ты бессильна, ты даже не знаешь своих страхов. А тебя заставляют от них бежать. Хуже этого, Каро в жизни не чувствовала.
И сейчас, словно в тумане, Идиотсюдова посмотрела на подлетающую к ним Коперсутру.
-Зачем?! Ну зачем ты оказалась тут?! Если у тебя были подозрения спросила бы его. Ты сейчас подвергаешь опасности не только себя, но и Анасту….И самое плохое, что среди нас нет светлых стражей, я боюсь только их магия сейчас способна привести его в чувство…такая же как он сам…Я бы могла поделиться с ним своим светом, но мне для этого надо до него дотронуться, а я совсем не стремлюсь стать самоубийцей…С маголодиями у меня тоже не все гладко…Анаста, пожалуйста не останавливайся…
- Я не знаю, - почти пропищала Карина после тирады Дудочкиной и с ужасом сильнее вцепилась в загривок Багровой. Тут ветер донес до нее еще что-то, что было до боли знакомо. Кажется, латынь - они это когда-то проходили, либо на этом курсе, либо на прошлом, но Каро все никак не может понять, что оно означает. Но, определенно, что-то хорошее. Может, все еще не так плохо, как кажется?
И вдруг они остановились. Карина осторожно выглянула из-за морды волчицы и обнаружила там черного волка. Кажется, это Яркий, но почему тогда он смотрит на нее так, словно хочет... убить? Нет, наверное, ей показалось, ибо зверь отвел глаза и начал, радостно прирыкивая, осторожно к ним подползать. Все его существо говорило о своей безопасности, тем самым затупив чувство самосохранения у Идиотсюдовой. Пока они что-то говорили друг другу на своем, Карина вздохнула и опустила лицо, зарывшись в шерсть волчицы. Горячие слезы стали потихоньку высыхать, сопровождаемые быстрым лепетом:
- Все нормально, все нормально, все обошлось, мне показалось, - это Каро повторила раза два, но дальше вместо несвязной речи, она ощутила резкую боль и услышала чей-то крик.
Только через несколько секунд, показавшихся для нее адской бесконечностью, до девушки дошло, что кричала она. Все еще пребывая с закрытыми глазами, Идиотсюдова невольно разлепила веки, чем вернула себя в реальность. Что-то вцепилось ей в ногу, а она бездумно хватала траву руками, выдирая энную с корнем. Ее волочили по земле, и, кажется, вовсе не с наилучшими намерениями. Карина моргнула и, как показалось ей, за доли секунду оказалось под кем-то. Ужас медленно вливался в сознание, и когда огромная, нереальная для обычного волка, морда повернулась к ней, девушка ощутила страх. Вновь этот страх, но теперь основанный на чем-то. Когда-то заснувшие инстинкты животного в человеке, стали пробуждаться в ней. Надо бежать, но как? Она придавлена к земле огромной массой тела, и тем более... Дальше додумать Идиотсюдовой не удалось - ногу вновь поразило острой болью, настолько резкой и сильной, что Каро инстинктивно попыталась отвернуть морду волка от себя, но он, словно, нетерпеливо, стряхнул их, и вцепился в... кажется, левую? Это уже не было важно, боль в ноге, руке захватило все существование Карины, не давая разуму собраться обратно. Она попыталась кричать, но не могла. Неожиданное состояние эйфории. Она счастлива, не смотря на то, что тело ее разрывается от острых когтей зверя.
- Убей меня, - сипло прохрипела Каро и тут же опять прикрикнула, почувствовав еще одну боль в плече. Или ключице, какая уже разница? Только боль была намного сильнее, заставляя ее не прекращать вопли, и потихоньку погружаться в спасительную тьму. Девушка пыталась уцепится за нее, как за последний шанс спастись. Хотя, шансов у нее больше нет? Ну, и ладно. Погибнуть, от рук лап любимого - не такая уж и страшная смерть, не находите? Подумав об этом, Каро захотелось блаженно улыбнуться, но мышцы отказывались действовать, тело отказывалось подчинятся.
И, наконец, наступила темнота. Накрыла теплым одеялом смерти. "Смерть?..а я себе ее по другому представляла.." Карина утонула, совершенно не сопротивляясь. Как будто в своей крови, липкой, темной, погружаясь все глубже, в бездонный омут. Ведь, нет жизни - нет этой боли..ведь просто ничего нет.?Только боль была намного сильнее, заставляя ее не прекращать вопли, и потихоньку погружаться в спасительную тьму. Или в некое бредовое состояние? Глаза подернула багровая пленка, все окончательно смешалось, только сверху горой темнел копошащийся волк, медленно отступающий назад. Может она просто упала в лужу крови? Своей крови... Последняя мысль будто воззвала к последний остаткам сознания и молила отдать дань последнему сопротивлению. "Но зачем?..Ведь похоже это и есть моя судьба..каждый умирает так как жил...так говорила моя бабушка когда я еще была малышкой..ах бабушка...я никогда больше не увижу тебя..не увижу свет.." - в голове дразняще путались последние мысли. Туман застилал разум. Девушка пыталась уцепится за жизнь, вроде еще теплившуюся в маленьком тельце, как за последний шанс спастись.

0

12

Коп с замершим сердцем смотрела, как волк на мгновение остановился. Девушка уже была практически готова поверить в свою удачу, но госпожа фортуна сегодня повернулась к ней своей не самой приличной частью тела. Легкий порыв ветра на некоторое время закрыл ей глаза выбившимися из хвоста прядями светлых волос. Заправив за уши мешающие пряди Дудочкина с разочарованием увидела, как Яркий снова догоняет Настю, а ветер лишь донес до Утры его угрожающий рык. Девушка немного опустилась и полетела следом. Она не надеялась догнать брата, но с помощью крыльев она все равно передвигается намного быстрее, чем на своих двоих. Волк стремительно нагонял свою «жертву». Девушка с отчаяньем понимала что у них практически не остается шансов, но сдаваться она была не намерена. Она не так воспитана. Она в конце концов была Падшим Ангелом. Одной из тез, кого сам повелитель мрака выбрал в свою маленькую армию. Девушка со злостью и одновременно со страхом смотрела, как волк скуля подбирается все ближе к Багровой и Идиотсюдовой. Мрак меня побери! Лишь бы Яр смог совладать с собой. Пожалуйста, пусть он не причинит ей боли… Холодный ветер пробирал до костей, но девушка кажется даже не чувствовала холода. Щеки обжигали слезы, а все тело горело от напряжения. Девушка летела так быстр, как ей позволяли близко растущие деревья. Часто приходилось лететь в совсем неудобном положении, чтобы случайно не зацепить перьями за ветки. Девушка с тоской понимала что все равно не успевает. Неожиданно волк рванулся вперед и одним быстрым и едва уловимым для взгляда Капы движением стянул девушку со спину волчицы. Дикий ужас пронзил все клеточки, все мускулы Сутры. Крик Карины эхом отдавался у нее в голове.
-Что же ты с ним делаешь, господи?!- прошептала девушка, на мгновение застыв в воздухе. Крылья скорее на автомате делали легкие взмахи, не позволяя девушке упасть. Сознание отказывалось воспринимать действительность. Лишь еще один вскрик и запах крови вернул девушку к реальности. Коп быстро рванулась вперед, хотя прекрасно понимала, что она в данной ситуации так же беспомощна, как ребенок при виде овчарки. Но если у ребенка еще остается шанс, что песик добрый и не укусит, то Коп такими иллюзиями себя не тешила. Девушка сделала последние усилие и оказалась рядом. Она стояла над раздирающего плоть Карину волком и сжимая рот ладонью смотрела на это. Встретившись со зверем взглядом девушка чуть не упала увидев там только зверя и ничего больше.
-Ярик, не надо…-еле слышно прошептала она, даже не надеясь что это подействует. Просто сказала, потому что не знала что еще она сейчас может сделать. Если она сунется, она не спасет Карину, а всего-лишь станет еще одним растерзанным телом. Телом, растерзанным ее братом. Хотя нет. Это уже был не ее любящий и заботливый брат, который всегда оберегал и поддерживал девочку. Это был ведомый инстинктами зверь.
Вдруг, за какое-то мгновение показавшееся всем присутствующим целою вечность. Все изменилось. Яркий оставил Карину и опустив морду на землю стал прикрываться лапами. Потом запретную рощу наполнил жуткий, прибирающий до костей и одновременно с этим очень жалостливый вой. Девушка со слезами на глазах побежала ближе и опустилась на колени рядом с уже поддерживающей руку бесчувственной  Идиотсюдовой Анастой. Волк, над которым ее брат судя по всему все-таки смог взять контроль скулил и одновременно выл, раздирая себе морду когтями.
-Братик, мы поможем. Пожалуйста, только не потеряй снова контроля. Постарайся…ради нее.-сквозь слезы прошептала она обращаясь к волку.
-Копи... Копи... Яркий... Помогите... Ну пожалуйста помогите... Карин, ты держись только держись, пожалуйста...
Сердце девушки мучительно сжалось. Повсюду была кровь. Такой знакомый и такой ненавистный запах крови. Коп старалась  успокоиться, но так необходимое сейчас спокойствие приходило очень медленно. Слишком медленно. Вытерев окровавленными ладонями щеки девушка на мгновение закрыла глаза. Слезы остановились, но в душе все равно бушевало пламя отчаянья. Утра приложила огромные усилия, прежде чем успокоиться. Они теперь не имели права на ошибку. Если она с Настей сейчас ошибутся, то никогда не смогут простить этого себе. И брат тем более не простит ей, что она сидела и размазывала по лицу сопли вместо того, чтобы действовать. Девушка решительно открыла глаза и не обращая внимания на кровь решительно стала осматривать раны Идиотсюдовой. Множество сильно кровоточащих ран от когтей и зубов. Судя по всему не обошлось так же и без переломов. Неожиданно девушка замерла. Яд…В слюне оборотня содержится яд, обращающий укушенного в подобного ему. Девушка шумно выпустила из легких воздух и с болью посмотрела на лицо Карины. Паника вновь попыталась овладеть душой Дудочкиной, но та лишь до боли закусила щеку и прогнала все чувства в самый дальний уголок сознания. Оглянувшись на брата, она со страхом поняла, что он мало чем сможет им помочь. Он терзал себя. Ему сейчас больнее, чем Коп может даже представить. Но в первую очередь они должны помочь Карине. Коперсутра материализовала свою флейту. Я не имею права на ошибку. Умоляю, только не сейчас. Девушка сделала глубокий вдох и посмотрела на Багрову.
-Насть, у нее в крови яд. Она обращается. Если я попытаюсь просто залечить ей раны, то еще не известно чем это кончится. Я не уверена что у меня получится, но времени ждать у нас нет. Я постараюсь. Не столько ради нее. Пусть это сейчас прозвучит жестоко, но я делаю это ради брата.-девушка перевела дыхание и вновь заставила себя успокоиться. Переведя взгляд на истекающую кровью Идиотсюдову она вновь обратилась к Насте.-Сперва нужно избавится от яда. Ей будет больно. Очень больно, но умоляю, сделай так чтобы она как можно меньше шевелилась. У нее перелом…или даже несколько…двигаясь, она сделает только хуже.
Дождавшись кивка подруги девушка набрала в легкие побольше воздуха и поднесла к губам флейту. Все посторонние звуки пропали. Девушка не слышала ни воя брата, ни всхлипываний изо всех сил сдерживающих слезу Анасты. Только мелодия звучала сейчас у нее в голове. Девушка стала играть, повторяя эту мелодию. Рощу наполнили звуки флейты, чистые и звонкие, как стекло. Легкий и удивительно теплый для такой ночи ветерок рассыпал волосы Коперсутры по плечам. Девушка сосредоточилась лишь на мелодии. Она знала что стоит ей задумать о чем-либо другом, будь то даже правильное дыхание и бег пальцев, магия пропадет. Практически прозрачное золотистое сияние вместо со звуками стало появляться в воздухе и окутывать Карину. Коперсутра закрыла глаза. Золотая пыльца опустилась на раны Идиотсюдовой и Коп не слышала, а скорее чувствовала как та вскрикнула. Магия связала ее с Кариной. Девушка видела ее сейчас намного лучше, чем даже себя. С закрытыми глазами она с помощью магии осматривала тело Карины, но уже не как раньше. Теперь она смотрела на много глубже. Девушка видела переломы, струившуюся по венам кровь, бьющееся и ни за что не желающее останавливаться сердце. Но Дудочкину сейчас интересовали только те посторонние молекулы в ее крови, что черными пятнами выделялись на остальном фоне. Девушка сыграла несколько коротких нот и золотистое сияние вошло в тело Карины, принеся ей новую боль, которую Утра почувствовала, как свою. Яд можно было бы убрать и по другому, но Яркий укусил ее в слишком многих местах. Они могли и не успеть. Девушка «видела» как ее магия вбирает в себя яд и вместе с не желающие останавливаться кровью выходит их тела светлой. Несколько последних нот и  почти все его частички растаяли в ночном воздухе. Оставшееся колличество яда было не так велико и девушка надеялась, что он не сможет обратить Карину. Если же она займется им, то сил на сами раны уже не останется и тогда неясно что было бы лучше...Девушка чувствовала сильное опустошение. Но ей нужно было хотя бы немного подлечить Кару, иначе она может элементарно не дотянуть, до того как они попросят о помощи Яге. Дудочкина чувствовала, как по ее щекам вновь текут слезы, но заставила себя играть дальше. Несколько коротких и в конце одна длинная и очень высокая нота заставили раны Карины затягиваться быстрее. Кости встали на свое место, но у Коп было уже недостаточно сил, чтобы залечить их до конца. Удостоверившись, что раны хотя бы уже не опасны для жизни и кровотечение остановилось Коперсутра обессилено опустила флейту и начала часто-часто дышать, жадно вбирая в себя воздух. Она чувствовала сильное опустошение. Слишком сложной была для нее эта магия. Маголодии всегда забирали у девушки много энергии. А эти были не самыми простыми, а даже наоборот. Девушка обессилено упала на спину и даже не старалась остановить вновь нахлынувшие слезы.
-Насть, пожалуйста приведи Ягге. У меня не хватит сил вылечить ее до конца. Я сростила ей кости и насколько смогла залечила раны, но кости в месте переломов все еще слабы и раны, могут вновь открыться. Я не могу уже сделать больше…моя магия практически на минимуме….-тихо сказала она смотря в ночное небо. Магическое истощение давало о себе знать, девушки сильно тянуло в сон. Организм требовал пополнения своих резервов. Но сначала нужно удостоверится, что все пройдет нормально…


ОФФ: что не так пишите в аську-поправлю..Через ЛС лучше не надо, они у меня очень медленно открываются и я до воскресенья вряд ли стану открывать...

Отредактировано Коперсутра Дудочкина (2009-07-30 23:55:10)

0

13

-Насть, у нее в крови яд. Она обращается. Если я попытаюсь просто залечить ей раны, то еще не известно чем это кончится. Я не уверена что у меня получится, но времени ждать у нас нет. Я постараюсь. Не столько ради нее. Пусть это сейчас прозвучит жестоко, но я делаю это ради брата.
Анаста вздрогнула, слова Копи звучали в голове, били по вискам, наводя состояние истерики и паники. Яд, яд обротней! Дура, как ты могла забыть?! Настя быстро нащупала пульс Карины. Вот он, совсем слабый, медленный, тихий... Вдруг он начал стучать всё быстрее, быстрее, быстрее... Ненормально быстро.
-Мне всё равно ради кого ты это делаешь, лишь бы она осталась жива...
-Сперва нужно избавится от яда. Ей будет больно. Очень больно, но умоляю, сделай так чтобы она как можно меньше шевелилась. У нее перелом…или даже несколько…двигаясь, она сделает только хуже.
-Не один перелом... По ходу у неё переломано всё что можно...
Удержать Каро было сложно. Не схватишь же её за раненую руку, чтобы ей было ещё больнее? Багрова только сильнее сжала целую руку Идиотсюдовой, и кивнула Коперсутре. Теперь всё зависело только от неё, на неё была вся надежда. Со своей стороны Багрова что-то шепнула на кольцо, от него оторвалась зелёная искра и растаяла в воздухе. Почему зелёная, спросите вы? Всё просто, в тёмной магии редко найдёшь заклинания обезболивания, а так как Настю почти каждый год-полгада переводили с тёмного на светлое и обратно...
Вдруг Настя услышала флейту. Красивую, спокойную мелодию флейты. Которая успокаивала каждой своей нотой, каждым звуком вселяла надежду... В воздухе образовалась светящаяся золоистая пыльца, которая опустилась точно на Каринины раны... Девушка вскрикнула. Настя только закрыла глаза, и крепче сжала её руку.
Дудочкина тем временем играла, всё ту же мелодию, красивую, светлую, спасительную... Играла долго, и было видно что ей очень сложно, по её сосредоточенному, серьёзному выражению, что не часто увидишь на её весёлом лице. Она закончила, и снова начала, что-то более быстрое, и прямо на глазах у Насти, страшные раны начали заживать, оставив лишь очень глубокие царапины.
-Насть, пожалуйста приведи Ягге. У меня не хватит сил вылечить ее до конца. Я сростила ей кости и насколько смогла залечила раны, но кости в месте переломов все еще слабы и раны, могут вновь открыться. Я не могу уже сделать больше…моя магия практически на минимуме…
Теперь всё зависело от Насти. Коп сделала всё что могла, Настя за ней вернётся, позже... А сейчас главное-это Каро.
Настя телепортировала носилки, из какой-то лопухоидной "скорой помощи" и аккуратно уложила Идиотсюдову на них. Теперь надо было телепортировать, но предельно точно, потому что не хотелось впечататься в стену магпункта... Сосредоточившись на максимуме, Настя очень крепко сжала руку Каро, на которой уже и так грозили появится синяки, и исчезла вместе с ней в воздухе.

>>>Магпункт>>>

0

14

Офф: простите. Фантазия была в отпуске...пока не прочел пост Каро! *в восторге*

Он покачнулся, его глаза казалось, разгорелись еще ярче,
став совсем дикими. Я подумал, может он и вправду сходит с ума?
Может ли вампир спятить?
— Возможно, — ответил он на мою мысль.
(c)Breaking Dawn

И снова с безумным воем проводить острыми когтями по своей морде, стараясь сделать себе больно? Лапы, перепачканные его ядовитой слюной и кровью Карины оставляли на морде его глубокие порезы, которые заживал дольше, чем обычные. Какое это жуткое, ужасное состояние, когда ты теряешь рассудок от боли и безысходности. Не слышишь, не видишь, не понимаешь ничего, кроме всепоглощающей боли. Нет…ты видишь и слышишь то, чего совсем не хочется – окровавленной тело твоей единственной любви и крики сестры и вой Анасты. Кажется, она на него бросилась и попыталась убить? Да, оно верно. Яромир запоздало обрадовался. – УБЕЕЕЙ!!!! – взмолился волк, повторяя эти слова как заклинание. Но Настя превратилась в человека. Нет… – перед глазами все поплыло.
- Яркий... Прости меня... Прости... Ты не виноват, это всё волк, волк не ты... Мы поможем Каро... Это я виновата, я тебя не остановила, я поверила ему, оборотню... – она плакала и не понимала, чего хочет он. А он хочет смерти. Такой, что бы раздирать свою плоть от боли внутри. Мучительной и долгой. Он заслуживает этого за содеянное…как она не понимает?!
- НЕТ, УБЕЙ!! – бесполезно, Багрова его все равно не понимает! Почему не убила сразу?? А ну да…сравнил – он размером с лошадь и Настя в облике волчице раза в четыре его меньше… Но она валькирия, пускай даже на половину! Она может, если захочет! Почему же не понимаете, кажется, абсолютно ясную вещь! «Сделай мне подарок – прикончи меня» - хотелось поскорее стать человеком и попросить ее это сделать. Супер-слух от чего-то внезапно заложило. Яромир стал слышать все слово через сотни метров и сквозь преграду. И он ничем им не может помочь, даже обыкновенно подойди. Что же такое?? Он не боялся ничего! Все Стражи Мрака, даже намного опытнее его всегда вызывали у него лишь презрительную усмешку! Падший Ангел. «Ни любви, ни тоски, ни жалости» - Ярко безжалостно убивал по приказам Мефодия и не боялся. Танцевал со смертью каждую неделю, не боясь, что она его заберет. Ему было плевать. А сейчас…разрывающий сознание страх сковал все тело, милостививо позволив Эдемову себя истязать – единственное, на что он сейчас был способен. От осознания своей беспомощности, сердце облилось кровью, а затем, по ощущениям, разорвалось. Ну наконец-то… Нет, проклятье…рано обрадовался. Вот оно снова разорвалось. Как это возможно?? Эдемов, еще более не истово, стал разрывать морду. Нужно сделать себе больно! Что бы не чувствовать того, что творится в душе и сердце. Но он не ощущал ничего, кроме незримых сосущих ран внутри себя, которые образовались сами.
- Насть, у нее в крови яд. Она обращается. Если я попытаюсь просто залечить ей раны, то еще не известно чем это кончится. Я не уверена что у меня получится, но времени ждать у нас нет. Я постараюсь. Не столько ради нее. Пусть это сейчас прозвучит жестоко, но я делаю это ради брата. Сперва нужно избавится от яда. Ей будет больно. Очень больно, но умоляю, сделай так чтобы она как можно меньше шевелилась. У нее перелом…или даже несколько…двигаясь, она сделает только хуже. – Эдемов замер, пока сердце желало вырваться из груди. Утра поможет Карине. Вытянет яд, срастет переломы и все будет в порядке…если Карина конечно простит своего неудавшегося убийцу.
Пока сестра играла, Ярко выл и скулил одновременно, широко раскрывая пасть и обновляя раны на морде. Все скоро кончится, все скоро кончится, все скоро кончится… – он выдумал новое заклинание, которое должно было убедить его в «happy and», но что-то подсказывало, что ничто уже не будет, как раньше. И тут Карина истошно закричала. Ярко безумно распахнул расширил глаза и замер. Кажется, он забыл как дышать. Мысли куда-то унеслись. Нет ничего, одна удушающая пустота. Сквозь которую в его сознание вскоре снова вторгся крик боли. А затем еще один и еще один. Мысли разом вернулись, подсказывая, что яд уже начал обращение Карины и если Утра сейчас вытянет его весь, то убьет ее. Слишком много он знал о маголодиях света и о том, как они действуют на вервольфов или вампиров.
- Нет, не играй! Не играй! – не уж-то боль отступила? Нет, ничего подобного. Просто жестоко подавлена ледяным ужасом от осознания того, что Карина сейчас может погибнуть. «Давай! Мы быстрее! Мы ловкие! Мы выхватим зубами флейту из рук нашей сестры и Карина будет в порядке! Один прыжок!» - волк умолял…стоп-стоп….умолял?... Умолял помочь…Карине?... Назвал Утру их сестрой?... Что происходит? Но не время об этом рассуждать – он прав, надо что-то делать. Однако, он не успел даже приготовится к прыжку, как Утра перестала закончила маголодию. Ужас объединился с болью и накрыл все сознание. Ярко показалось, что он куда-то падает. Кажется, теряет сознание…но, черт побери, почему он все видит и слышит? До него донесся слабый удар сердца Карины, которое вскоре начало бешено биться. Жива? Маголодия её не убила? Не уже ли яд не успел её хоть чуть-чуть изменить? О, это было бы чудесно! И пусть она бы его не простила за попытку убить, но была бы жива и этого было достаточно, что бы боль немного отступила. Волк закрыл глаза и тихо поскуливая, а затем ветер до нес до него запах Карины. И в этом запахе была знакомая сладковатая примесь. Вот почему она жива. Яд начал изменять её, но Утра не вытянула его весь… Ужасно. Чем меньше яда, тем медленнее и болезненнее обращение. Ярко должен быть с ней! Обязан, пока она будет меняться…но что он скажет? «Прости, что чуть не убил тебя? Извини, но ты теперь зверь?» - это он скажет? Боль вернулась с новой силой и принесла в собой презрение и ненависть к себе в невероятных количествах. Точно, она его никогда не простит. Не простит…ни за что… Кто же сумеет простить, за превращение в животное? Никто… Не прощен и с вечной виной? С вечным осознанием того, что едва не убил смысл своей жизни, превратил его в чудовище и теперь еще и не прощен? Увольте. Он не желает так существовать. Почему Утра и Настя его не понимают? Как ему нужна смерть? Но они не убьют его. А он знает выход – изменить Падшим Ангелам. Руна Верность не дает, но сейчас он знал, что сможет переступить через неё и Мефу придется приказать убить оборотня. Нет. Ренат и другие могут узнать причину измены и Буслаев не станет ничего предпринимать. Или самолично его избавит от жалкого существования, но Ярко даже не почувствует боли. Нужен другой вариант. В голове всплыл образ Юли. Точно. Яд вампиров…он убьет его. Медленно разрушит его жизнь и Эдемов испытает поистине адские муки, пока будет умирать. Однако Могилова не станет его кусать. Зато в Трансильвании полно вампиров. Всего пара слов этим кровососам и они его укусят. Ярко даже не будет сопротивляться. Только одно его беспокоит – вдруг он опять не почувствует физической боли? Только рана в душе, которая затягивала в себя, как Черная Дыра.
Яромир безумно распахнул глаза, когда все внутри будто бы сдавило и снова взвыл. Он не заметил, что Насти и Карины уже нет. Снова стал раздирать морду. Все бесполезно – не чувствует. На глаза попался старый дуб. Оборотень, не думая, метнулся к дереву и со всей своей силы врезался в него головой. Кажется, хрустнуло не только дерево и перед глазами все поплыло. Кажется, у меня мозги в смятку. – радостно подумал он. Интересно, вервольф может сойти с ума? Видимо да. Эдемов, выражаясь простым языком, кажется чокнулся. Однако на деле же это попытки закрыть обжигающие страдания внутри физической болью. Дерева мало. Не помогло. Ярко, периодически уплывающим зрением, увидел вдалеке булыжник. «У тебя же тут сестра!» - взмолился здравый смысл, хотя он и сам хотел нанести себе побольше увечий. Пусть уходит! Она сможет…наверное… – Ярко сфокусировал зрение на Утре и попытался понять, что читается в её взгляде, но все его сознание сейчас занимал внушающих размеров булыжник. Волк снова побежал, быстрее, еще быстрее! За секунды пробежал отделявшие его от камня расстояние. Раздалось два треска и Яркий ощутил, как по густой черной шерсти стекают капли его горячей крови, а на камне появляются трещины. Он поднялся на лапы (когда успел повалиться на живот? Видно от удара на секунду потерял сознание. Оно и к лучшему) и покачиваясь, попытался разглядеть что-то еще, но зрение настойчиво уплывало. И он все так же не ощущает боли. Какого черта?! Ярко раскроил себе всю голову, и ничего не ощущает! Только то, как ручьем течет кровь и все!

Отредактировано Яромир Эдемов (2009-08-28 09:13:51)

0

15

----->> Комната Леры, Ли и Юлианы

Долорес не спеша парила над Буяном, наслаждаясь тишиной, светом луны и чувством полета. С самого детства высота и ветер успокаивали Леру, помогали собраться. Здесь в небе, она чувствовала себя свободной и как никогда уверенной в себе. Здесь она могла решить любую проблему, излечить любой недуг, открыть любую дверь... Словно ветер нашептывал ей нужные слова. Вот и сейчас Вэл поднималась выше и выше, чтобы собраться с мыслями и насладится свободой, теперь уже настоящей, полноценной, хотя и быстротечной.
"Настоящая жизнь... яркая и полноценная... жизнь..." - Валерия мысленно повторяла эти слова и не могла поверить в сказанное. Голова кружилась от счастья, как от хмельного вина.
-Слыхала? Папоротник зацвел! - донес ветер чей-то скрипучий голос.
-Неужели? Как думаешь, цветок найдут?
-Непременно! По лесу целая свора этих малолеток шариться...

Мэри тряхнула головой, прогоняя непонятные голоса и стала снижаться. Ей нравилось скользить над лесом, едва касаясь ногами верхушек деревьев. Но вдруг ночную идиллию прервал волчий вой. Даже не вой, а скорее предсмертный крик. Долорес в своей жизни видела многое и смерть в том числе, но подобного не слышала никогда. Леденящий душу отчаянный вопль вонзался в виски, заставляя сердце биться быстрее от страха.
- НЕТ, УБЕЙ!!
Обуздав переполнившую ее тревогу, девушка пригнулась к метле и направила ее к источнику странного шума. Подлетев ближе, Вэл почувствовала как по спине пробежал холодок и страх холодными и липкими от пота ручонками сковал ее горло.
Еще днем она прекрасно помнила, что сегодня за ночь, но события последних часов немного выбили девушку из колеи. Полнолуние, да еще и языческий праздник Купала. Ночь, когда магия наполняет собой каждый листочек и каждую живую тварь. Для Яромира-оборотня эта ночь тоже была особенной. Оборотень пошатывался и истекал кровью. Вэл соскочила с метлы и остановилась в паре метров от оборотня.
"Кажется у него разбит череп, а с такими увечьями долго не живут... люди, по крайней мере" - оценила картину Лера.
-Ярко? - Мэри и думать забыла о том, как сильно он ее недолюбливает, как еще днем хотел разорвать ее на кусочки. Она считала Ангелов своей семьей и сейчас члену ее семьи нужна была помощь, причем не только Леры, но и магветеренара. Бейбарсова сжала кулачки от волнения: обычно Эдемова никогда не оставляли одного во время превращений. Лола нервно облизала пересохшие губы и обернулась в поисках поддержки. Она увидела Коперсутру, лежащую на спине и похоже без сознания.
-Что здесь, Лигул побери, произошло?! - воскликнула девушка, словно требуя от волка объяснений.
«Сейчас бы не помешала некромагия, остановить кровь Ярко и привести в чувство Копи… Соберись! Ты же и без некромагии знаешь много полезный вещей! Только соберись и вспомни!»
Валерия сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться и подошла к Утре, присев рядом на колени.
-Optimum medicamentum quies est! – прошептала Лола, прикрыв глаза и взяв подругу за руку. Лера чувствовала как жизненные силы освобождаются и передаются Дудочкиной. Трудно сказать, сколько времени она простояла на коленях, делясь с Копой жизнью. Может мгновение, а может несколько минут. У Бейбарсовой начала кружиться голова и она выпустила руку подруги, сжав свою ладонь, словно при кровотечении. Оставшихся у девушки сил хватило, чтобы подняться и помочь встать очнувшейся Утре.
-Ты в порядке? – спросила она, поддерживая Коперсутру. Спрашивать сразу о происходящем Вэл не стала, давая девушке возможность окончательно прийти в себя.

0

16

ОФФ: Что писать уже не знаю.

Может быть и так нужно? Каждый ли человек так убивается, сделав другому больно? Интересно, а из-за чего больше мучают сами себя – если физически заставили страдать или морально? Вернее всего-таки морально. Обычно так бывает. Тело, бренное – что с него возьмешь? Сломанные конечности заживут, раны затянутся. Умрешь? Начнешь опять сначала. А дух…раны душевные куда больше боли причиняют. И в во всех твоих следующих жизнях старые раны могут лишь увеличиваться со временем и в  конце-концов душа превратится в кровавое месиво, кричащее от боли, стонущее и молящее о помощи в глубинах сознания, а вместо помощи и понимая, душа, точнее то, что от нее осталось, получит еще один пинок. И потом вовсе перестанет быть душой или вовсе перестанет быть. Пустая оболочка – тело, лишь оно останется. Пустой сосуд без содержимого, который будет вести жалкое существование. Жутко, правда? И вроде бы, чего тут? Ты ведь причинил боль физически, а не морально. Ну и пусть, ты едва не убил, но ведь не убил же? Нет. И душу даже не поцарапал. Наверное…зато сделал худо сам себе – едва не убив любимого человека ты захочешь потом убить себя. Сделать себе по больнее, плевать как – главное что бы работало. И как хорошо иногда, что есть друзья. Могут остановить, могут вразумить, могут помочь. И конечно же сходят с ума, когда ты страдаешь. Но дружба не любовь, не смотря на все это.
- Ярко? – резко повернул голову и пытается расплывающимся зрением увидеть источник голоса. В своем непонятном состоянии не заметил кого-то. Вдыхает запах через заляпанные кровью ноздри и чувствует фиалки, розы…ромашки. Что-то еще. Мята. Здорово. Но Голос…голос…знакомый, очень знакомый голос… Леры?!! – Ярко одуревши втягивает воздух и снова чувствует тот же запах рядом, а неподалеку расплывающуюся фигурку Бейбарсовой. Но быть этого не может! Она ведь некромаг – не должна пахнуть. Абсурд. Внезапно, по всему острову пронеслась будто бы какая-то волна и все вокруг окутало золотистое сияние, но волк на него внимания никакого не обратил. Он снова вдохнул окружающие запахи. Нет, точно – почему-то есть аромат. Ярко сделал несколько шагов вперед, не веря самому себя. Зрение постепенно восстановилось, наверное, рана на голове затянулась, и он четко увидел Бейбарсову.
- Леди не бойтесь, я спасу вас от серого волка! – внезапно раздался голос. Яромир повернул голову и увидел у края леса парня. В каком-то зеленом обтягивающем костюмчике, шапки, в руке лук, а за спиной колчан с одной стрелой. Эдемов округлил глаза, глядя на незнакомца. – Отойди от них, чудовище! – геройским голосом выкрикнул парень и натянул тетиву со стрелой. Яркий так и сел. У него даже прошедшее час назад событие вылетело из головы от недоумения. Даже не смотря на волчью морду, было видно на сколько он не доумевает.
- Ты кто?... Питер Пэн? – Эдемов удивленно хлопал глазами, как французская манекеньщица, которой сообщили, что сидя у розетки, с засунутыми в нее двумя пальцами, электронной почты не дождешься.
- Ты еще и говоришь, демон?! Наверняка ты слуга злого колдуна! Веди меня к нему – я убью его! – продолжал вещать «Питер Пэн». – Я – Робин Гуд! – гордо сообщил гость из леса и видно собирался продолжить, но Ярко его оборвал:
- …и ты несешь возмездие во имя Луны? – казалось, глаза оборотня сейчас вылезут из орбит. Может у него не все дома? Может он чокнутый какой-нибудь?... – Эдемов размышлял, пока гость продолжал геройствовать, выпаливая двести слов в минуту.
- Я хранитель Шервудского леса и его гроза! Я был там и внезапно оказался тут и теперь я знаю зачем – я должен спасти прекрасных дам! Как смеешь ты, чудовище, нападать на беззащитных леди?! – он подошел ближе к Ярко, Лере и Копе. Псих из леса. Чудик в зеленых лосинах. – заключил Эдемов. Он повернул голову к Лере и как бы пожал плечами. Что бы показать – он ничего не понимает. Тут волк почувствовал боль в шее и чисто инстинктивно понял, что через нее только что пролетела стрела, пущенная Психом-Из-Леса. Эдемов не обратил никакого внимания на боль. Его волновало другое – почему он не услышал ее подлета?! Это же супер-слух! Он должен был услышать!

0

17

Эдемов резко повернулся на оклик Леры и даже сделал пару шагов по направлению к ней. Взгляд у него был помутненный, и Лола сомневалась, что он ее узнал. Оборотень остановился и принюхался. Вэл замерла: Ярик привык к тому, что некромаги не пахнут, а вот пахнет ли сейчас Лера, этого она не знала.
Весь остров окутало странное золотистое сияние, но тут же погасло. На молнию это не было похоже, на сработавшую Гардарику тоже… Бейбарсову заинтересовал этот феномен и если бы не все еще слабая Дудочкина, опирающаяся на ее плечо и непонятно на что настроенный оборотень, возможно Мэри вплотную занялась этим вопросом. Но похоже Яромира-волка интересовали куда более приземленные вещи, а именно, запах Вэл. Кажется она все-таки пахла. Леркин практический ум быстро просчитал варианты, коих было три. Первый, что Ярко ее все же узнает и отпустит их с Копой в Тиб. Лера позовет Рената и Сашу с Антоном, тогда все буду живы и здоровы. Второй, что Ярко ее не узнает и порвет на кусочки. Копа может быть заорет и прибегут ученики. Все, кроме Леры, останутся живы и здоровы. Третий вариант условно назывался ЧУДО. Что он под собой подразумевал, Лера не знала, поскольку не питала никаких надежд по отношению к третьему варианту. Хотя теоретически вероятность всех трех событий была одинаковой, на практике Вэл почему-то склонялась к первым двум. «Неисповедимы пути Господни…»
Лера часто слышала эту фразу, но не придавала ей такого значения. Именно сегодня в эту волшебную ночь, произошло чудо.
- Леди не бойтесь, я спасу вас от серого волка! – заорал кто-то со стороны куста. Долорес обернулась. Перед ней стоял забавный парнишка в зеленом костюмчике.
– Отойди от них, чудовище! – геройским голосом выкрикнул парень и натянул тетиву со стрелой.
Мэри смекнула, что странный субъект обращается к Яромиру, который похоже тихо хирел со всего происходящего. Для него, собственно, каждое полнолуние было насыщенно событиями, но это похоже переплюнуло все.
- Ты кто?... Питер Пэн? – Лола улыбнулась. События определенно принимали неожиданный поворот.
- Ты еще и говоришь, демон?! Наверняка ты слуга злого колдуна! Веди меня к нему – я убью его! – продолжал вещать «Питер Пэн». – Я – Робин Гуд!
- …и ты несешь возмездие во имя Луны?
Лерка засмеялась, едва не забыв про подругу, которой нужен был отдых. На лоб девушки упала холодная капля. Затем еще одна на левую щеку и быстро покатилась вниз, скользнув за ворот футболки. Вэл зябко поежилась: ветер становился все напористее и даже сюда доносил соленые океанские брызги.
-Коп, тебе надо в Тибидохс. Сможешь телепортировать, если я помогу? Думаю, Сарданапал не обидится, у нас особый случай.
Утра устало кивнула и отстранилась от подруги. Бейбарсова прошептала заклинание. Кольцо нагрелось и выбросило сноп мелких красных искр, похожих на бенгальский огонек.
Когда Утра исчезла в потоке искр, дождь пустился еще сильней, словно спровоцированный магией. Отвлекшаяся Лера пропустила дальнейший диалог между  Ярко и парнем в странном костюме. Когда девушка обернулась, Робин Гуд уже опускал лук, а Эдемов озадаченно смотрел, то на парня, то на стрелу в шее. Это был уже перебор. Дождь хлестал по щекам, мокрые волосы липли к лицу и шее, джинсы казались невероятно тяжелыми… Но Вэл не заметила этого всего, за считанные секунды преодолев расстояние, разделявшее их с Питером Пэном. Он повернулся как раз вовремя, чтобы успеть встретиться носом с кулаком Бейбарсовой. Доставать оружие не хотелось, хотелось скорее забрать своего волка и вернуться в теплую сухую школу. Даже перспектива встретить в три часа утра Поклепа не пугала девушку. «Зеленый костюмчик» упал на землю, схватившись за сломанный нос. Наверное в его краях «спасенные леди» ведут себя иначе. Довольная Мэри, приблизилась к оборотню. Замерев на секунду в нерешительности, девушка шагнула вперед и оказалась совсем рядом. Длинные пальцы коснулись темной мокрой шерсти. Запах был сногсшибательный. Те, кто гулял с собаками в дождь, должны понять. Стрела застряла глубоко, чудом не задев артерию. Опыта по извлечению стрел из шей волков у девушки не было. Кости из горла – пожалуйста, а вот стрел из шеи… Валерия знала, что Ярику больно и боялась сделать ему еще больней, но выхода не было. Единственный путь следовал назад, иначе Эдемов не выживет, будь он хоть златокрылым. Неизвестно еще, чем эта стрела заговорена, что волк не увернулся от нее.
-Ярко, сейчас будет больно, постарайся вытерпеть и не оттяпать мне руку, - срывающимся от напряжения голосом, попросила Вэл, склонившись к настороженному уху.
-Готов? – не известно зачем спросила ведьма.
«Раз… два…» - сама себя настраивала Лера, - «три!».
Бейбарсова потянула стрелу на себя, стараясь не расшатывать ее в ране. Стрела выскочила из раны так резко, что Лола едва устояла на ногах. Вэл прошептала заклинание, чтобы остановить кровотечение. В обычном случае, можно было бы обойтись и без магии, но не накладывать же Лере сдавливающую повязку Ярику на шею?! Так ведь и придушить можно, от чрезмерной заботы…
Долорес крепко обняла широкую грудь волка, успокаивающе поглаживая его по холке.
-Уже все! Хороший мальчик, Ярко! Но тебе все же лучше зайти к Ягге… или к Тарараху…
Она на всякий случай обернулась к их новому знакомому, который все еще разлеживался на травке. Вэл победно усмехнулась:
-А ты что думал, в сказку попал?! Думал, что напялил моднявые штанишки аля поклонник Гринписа и тебе теперь все можно?! Как бы не так!
Настроение по непонятным причинам ползло вверх. Ну еще бы, спасти столько народу за каких-то полчаса и не отдать Буслаеву душу, это вам не хухры-мухры, это целое ого-го и Лера заслуженно собой гордилась.

0

18

На небо медленно наползали тучки, скрывая такие прекрасные, такие далекие звезды. Сутра из последних сил заставляла себя не потерять сознание. Усталость принесла с собой несвойственные девушке пофигизм. Она понимала, что в такой ситуации очень эгоистично оставлять брата наедине с самим собой, ведь он уже практически раскромсал себе все морду в клочья. Но с другой стороны голос разума, убеждал девушку, что ничего путного сделать она уже не сможет. Входящая в «набор оборотня» регенерация, очень быстро устранит большинство увечий, что Яркий может себе причинить. Да и что может сделать Коперсутра? Практически без магии, на гране потери сознания…Что она может противопоставить брату, у которого есть такие убедительные аргументы как зубы, когти и ну очень внушительные размеры. Где-то в отдаленной части сознания отложилось, что Настя унесла Карину в магпункт. Коперсутра продолжала смотреть в небо. Неожиданно к девушки пришло понимание, почему ей так неудобно. Она так и не убрала свои крылья. Свои огромные «вороньи» крылья. Как глупо. И как символично…Покинувший рай ангел…Падший ангел. Девушка не хотела смотреть в каком состоянии ее перья. Она прости нащупала у себя на шее кулон и дематериализовала два огромных крыла. И неожиданно провалилась, ударившись затылком о твердую землю. Прежде чем потерять сознание, девушка догадалась, что удрав крылья она потеряла опору, на которой лежала раньше.
Вместо ожидаемой девушкой темноты пришли воспоминания. Хаотично сменяющие друг друга картины прошлого. Девочка вспомнила, как первый раз вместе с сестрой и отцом отправилась в лес. Они тогда чуть было не заблудились, а Мирослава, наверное, впервые оказалась на своем месте. Коперсутра же никогда не любила лес. Она предпочитала удобства.
А вот они с Миррой впервые поругались. Такие неразлучные, такие похожие и в то же время такие разные… Сейчас они отдалились еще больше, а ведь когда-то действительно были одним целым. Эдемова вслед за сестрой покинула Эдем. Коп тогда накричала на нее. Она не понимала, зачем сестра слепо последовала ее, Коперсутры, решению. Ведь это ее жизнь. Она имеет право прожить ее так, как хочется ей, а не как решила шибанутая на голову сестра-близнец. Мирослава сказала тогда всего несколько слов: «У близнецов одна жизнь на двоих». Капа была поражена. Она любила сестру. Она считала ее частичкой себя. Но так и не могла понять, что она хотела сказать этой фразой.
И снова образы замелькали, как стая мальков. Первая тренировка у Арея. Посвящение в Падшие. Первое серьезное задание. Поход по магазинам с Викой. Ночные разговоры по душам с Аленой. И самое яркое воспоминание. Самое свежее. Ее брат пытается убить свою подопечную. Свою единственную любовь.
Optimum medicamentum quies est! -услышала девушка, сквозь ту пелену тумана, что сейчас отделяла ее от действительности. Такой знакомый, и такой кажущийся родным голос. Но как Коп не старалась, она не могла вспомнить, кому он принадлежит. Как только ей казалось, что она уже близка к отгадке, ответ ускользал… Но несмотря на это Перс чувствовала, что у нее снова появляются силы. Усилием заставив себя открыть глаза она слегка приподнялась и увидела перед собой обеспокоенное лицо Леры. Лола?! Хм…Стыдно, товарищ Дудочкина, подруг не узнавать. Особенно когда они правая рука твоего командира…-мысленно усмехнулась Капа. Постепенно к ней возвращалось цепкое зрение и спокойствие в мыслях.
-Ты в порядке? -тихо спросила Бейбарсова, поддерживая девушку и помогая ей подняться.
-Бывало конечно и получше, но в общем, жить буду.-слабо улыбнулась Коперсутра.-Все таки хорошо, что я не осталась в стражах света. Играть на этих их трубочках- не для моей нежной психики.
Девушка пока не стала подниматься на ноги, ограничившись тем что приняла полувертикальное положение, подтянув к груди ноги. У Коперсутры было стойкое ощущение, что ее скоро стошнит. Тот факт, что она сегодня практически ничего не ела вызывал у девушки небеспричинные опасения, что на земле рядом с ней скоро будут валять ее органы. Сжав руками колени девушка стала дышать глубже. Свежий ночной воздух немного улучшил ее самочувствие, но витавший на поляне запах свежей крови очень мало этому способствовал. Девушка оглянулась на брата и чуть было не вскрикнула. Вся морда огромного волка была залита кровью. А в глазах…глазах, смотревших на Лолу было очень много боли, но при этом Коп видела там…удивление? Девушка не успела до конца сформулировать свою мысль. По всему острову прошла легкая волна и вокруг них все зазолотилось… Девушка изумленно заморгала. Но это сияние пропало так же быстро, как и появилось. Все еще ослабленная Коп решила, что ей просто показалось. Вновь опираясь на плечо подруги,девушка попыталась подняться.
Леди не бойтесь, я спасу вас от серого волка! -неожиданно раздался голос с края опушки. Коп, не успевшая до конца принять вертикальное положение повернулась на голос и изумленно шлепнулась обратно на траву. Там стоял ну очень странного вида паренек в обтягивающем зеленом костюмчике. Смешной шляпе и колчаном стрел за плечом. Первой мыслью девушки было, что это кто-то из друзей наколдовал молодца, желая повеселиться. - Отойди от них, чудовище!
Девушка изумленно открыла рот. Пожалуй парень все же перестарался.
Ты еще и говоришь, демон?! Наверняка ты слуга злого колдуна! Веди меня к нему – я убью его! – продолжал вещать «Питер Пэн». – Я – Робин Гуд!
Коперсутра часто-часто заморгала, как будто надеялась что когда она в следующий раз открое глаза это видение исчезнет... Почему этот чудик из кустов так убеждеено общается с ее братом?! Но еще больше девушку изумило, что Лера неожиданно рассмеялась. Похоже я все-таки слишком сильно ударилась головой...
Между тем странный паренек продолжать вещать ну очень решительным голосом:
Я хранитель Шервудского леса и его гроза! Я был там и внезапно оказался тут и теперь я знаю зачем – я должен спасти прекрасных дам! Как смеешь ты, чудовище, нападать на беззащитных леди?!
Коперсутра уже не на шутку боялась за свое психической здоровье. Но с другой стороны, то что брат и Лера тоже видели этого парня немного успокаивало ее. По крайней мере если уж она и сошла с ума, то не в одиночестве. Девушка перевела взгляд на Бейбарсову, пытаясь по реакции подруги понять какие чувства вызывает у нее этот чудик. Бейбарсова смеялась. За шиворот Утры скатилась холодная капля. Зябло передернув плечами девушка недовольно посмотрела на небо. Начинался дождь. Где-то далеко гремела гроза. Похоже ночка обещает быть не такой приятной, как казалось в начале.
-Коп, тебе надо в Тибидохс. Сможешь телепортировать, если я помогу? Думаю, Сарданапал не обидится, у нас особый случай.
Капа кивнула. Сейчас ей требовался только отдых. Ну возможно еще душ. Здесь она просто ненужный груз. Перс отстранилась от подруги и почувствовало, как вырывавшиеся из кольца Бейбарсовой сноп красных искр окутывает ее. Это ощущение было девушке немного непривычно. Дудочкина редко пользовалась заклинанием для телепортации. Чаще она, как и большинство стражей пользовалась руной. Сознание разбилось на тысячи маленьких осколков, как обычно и бывало при телепортации. Девушка же знала лишь одно. Самое важное сейчас, будет не впечататься в стену.
---> №3. Комната Коперсутры Дудочкиной и Алены Вий

офф: Братик, извини) ребенок ступил ><

Отредактировано Коперсутра Дудочкина (2009-10-07 19:02:57)

0

19

Эдемов сидел и одуревши смотрел на стрелу. В голове настойчиво вертелась только одна мысль «Как?!» Это не возможно! Не услышал, не почувствовал, что в него летит стрела пущенная каким-то лохом из леса… Лохом из леса! В зеленых каких-то панталонах, который вещает какой-то бред!!! И он ранил ЕГО! Оборотня! Это же абсурд…ладно…ладно…опустим то, что Яромир вервольф. Зато он все жизнь провел в тренировках с Ареем. С лучшим мечником Мрака. Да любой Падших Ангел запросто бы заметил стрелу! Интуиция воина и прочее. Это же…это же нереально… Те, кого Ярко убивал и рядом не стояли с этим…с этим…дебилом! Больше слов не находилось. Пока Эдемов не мог осознать, как же он со своими сверх чувствами пропустил какую-то стрелу от банального дилетанта из дурдома, к нему подбежала Лера и что-то начала лепетать. Осознание происходящего вернулось, только когда шею снова пронзила боль – Бейбарсова выдернула стрелу. Полилась алая кровь и волк то ли рыкнул, то ли поскулил, но быстро заткнулся – и не такое терпели на нашем веку. Девушка обняла его и начала гладить по холке.
-Уже все! Хороший мальчик, Ярко! Но тебе все же лучше зайти к Ягге… или к Тарараху… – приговаривала Лера. Эдемов мгновенно вспыхнул.
- Ага, обязательно! Вот только пока я дойду уже все заживет и мне они оба скажут «дебил, ты че пришел?». – и тут же вся злость спала. Она же наверное в некотором шоке… Наверняка из головы все вылетело. Конечно, вылетело… На твоих глазах шею друга-волка пронзает стрела, что ты будешь делать? Стоять и улыбаться: «Ничего, он ликан. Заживет»? Нет. Пойдешь помогать и лишь потом поймешь, что он же ведь действительно имеет просто необыкновенную способность регенерировать. Особенно она крута во время изменений – даже если его избить до полу смерти, даже если он едва-едва жив…оборотень в любом случае выкарабкается, если доживет до обращения. Такова их природа.- Извини. – буркнул он и лишь потом до него дошло, что Бейбарсова его не понимает. Эдемов просто виновато опустил морду, заскулив. Таким жестом прося прощения у некромагини… А некромаг ли она все еще? Ведь теперь отчетливо имеет запах. Надо будет выяснить все до конца – думалось ему, когда он искал взглядом Робина Гуда. Псих из леса почему-то лежал на травке, картинно прижимая руки к лицу. Порыв ветра донес запах крови и зрительная память Эдемова воспроизвела момент плавного соприкосновения кулака Бейбарсовой с рожей Питера Пэна. Волк начал лающе не просто смеяться, а дико ржать. Следующим момент он вспомнил про сестру, но Копи тут уже не было рядом.
-А ты что думал, в сказку попал?! Думал, что напялил моднявые штанишки аля поклонник Гринписа и тебе теперь все можно?! Как бы не так! – победно прокричала Валерия. Зеленый лох медленно поднялся, гордо выпятив грудь.
- Мадам, вы околдованы чарами злых сил! Серый волк держит вас своим колдовством, позвольте помочь! – его речь так и пестрила старинными словами, а Робин всем своим видом демонстрировал расположении к Бейбарсовой и ласковое желание долгой и мучительной смерти «серому волку». Гринписовец-камикадзе сделал несколько шагов вперед и опомнится не успел, как Эдемов, размытым пятном, оказался впереди Леры, оскаливаясь и рыча. Он медленно опускал морду к земле, милосердно дозволяя инстинктам брать свое, пока дают.
- Я черный, воин в панталонах! Сделаешь еще шаг и я тебя убью! – пригрозил Ярко, не смотря на доброжелательный настрой зеленого человека к Лере. Он не доверял мало знакомым личностям из леса подруг и товарищей. Вообще не доверял. Тем более если они говорят, как укуренные в хлам поклонники Толкиена. Робин остановился, внимательно глядя на волка. – Я не серый волк, а черный. Я НИЧЕГО плохого не сделаю Лере…я уже сделал одной... – Яромир зажмурился, дожидаясь пока сердце перестанет сжиматься. Вот так…вспомнишь…
- Но. Ты на них так смотрел, чудовище. Плотоядно… Ну-ка, не гони коней! Одной сделал? – зеленовец угрожающе достал кинжал из-за пояса. – Я буду с тобой бороться за нее! Я отомщу! – Псих из леса всем своим видом показывал готовность биться на смерть даже с гигантских размеров волком, который явно был сильнее его.
Яромир почувствовал, как по телу прошлась волна жара и скосил глаза. Где-то далеко виднелись первые солнечные лучи.
- Подожди немного и мы будем драться. Слово воина. – Эдемов, кинув на Леру многозначный взгляд, пробежал рысью до рюкзака, что так и остался лежать на берегу озера, и поспешил в кусты, дожидаться солнечного света, который теперь за место лунного будет безпощадно его мучить, изменяя тело волка.

Офф: Да мало, не выходит больше как то.

0

20

Первые раскаты грома привели Долорес в чувство. Одежда окончательно намокла и неприятно липла к телу. Зубы начали отстукивать нечто по мотиву напоминавшее «В траве сидел кузнечик».
- Ага, обязательно! Вот только пока я дойду уже все заживет и мне они оба скажут «дебил, ты че пришел?».
Лера фыркнула и отстранилась, сложив руки на груди и натянув на свою физиономию привычную маску равнодушия и пофигизма.
-Можно было просто сказать спасибо!
«Тоже мне, оборотень! Хоть бы раз перестал корчить из себя мистера неуязвимость!».
Не для кого не секрет, что Ангелы знакомы едва ли не с детства. Собственно большинство из них и связывала только служба Мефу, настолько разными они были. Леру всегда раздражала гордость Ярика. Даже когда по полнолуниям они всем отрядом гонялись за ним по Лысой Горе, он после обращения вел себя так, словно ситуация была под контролем и он прекрасно мог обойтись без их помощи.
-Идиот! – злилась Бейбарсова.
-Брось, Лерка, все мы не любим показывать свои чувства на людях, - успокаивала Вэл Юлиана.
-Мы не на людях, Юль, мы семья! Если он нам не доверяет, то кому вообще он доверяет?! Может оборотням?!
-Не перегибай! – спокойно твердила Могилова.
-Прости, просто его поведение иногда выводит меня из себя!
-Тебя в последнее время все выводит из себя. И Эдемов, и Буслаев-младший, и Поклеп, и солнце… Пустырничку попей, все пройдет, - зевала Юля.

Вот и сейчас, Валерия злилась на Эдемова. Вместо того, чтобы изучать свои новые возможности, она мокла под дождем, рискуя нарваться на Поклепа, спасая эту блохастую тушу от пижона в зеленых лосинах. А он еще и иронизирует!
- Извини.
Лерка опустила, сложенные на груди руки и повернулась к вервольфу.
-Да ладно, проехали, - махнула рукой девушка.
Мэри перевела взгляд на Тибидохс. Школа мрачной тучей нависала над ребятами. Кое-где мелькали огоньки. Ярко горел свет в общей гостиной, впрочем, там вообще редко тушили свечи.
«Окончен бал, погасли свечи» - подумала Лера. В голове в который раз за день было пусто и тихо. Шмыгнув замерзшим носом, Вэл повернулась к Эдемову. Все тело ныло, очевидно, только ощутив в полной мере, что всего лишь пару часов назад оно было мертво. Хотелось только одного, добраться до кровати и провалится в сон. Но сначала надо довести до кровати Эдемова, иначе она не заснет.
Оборотень стоял впереди Долорес и угрожающе… не рычал… говорил. У Леры закружилась голова. Для сегодняшнего дня это было уже слишком. Эдемов, посмотрев на нее, засеменил в кусты, очевидно, намереваясь трансформироваться. Бейбарсова осела на мокрую траву, мысленно распрощавшись с джинсами. В голове быстро пронеслись события последнего часа, если верить которым, Лола говорила с оборотнем.
Вопреки логике, первой была мысль не «Как такое возможно?», а «Это же круто!».
«Интересно, это связано с моей смертью? Может теперь я могу слышать духов? Ну нет, Ярик же не дух! Может я могу читать мысли? Хотя тоже нет, он единственный кого я слышу. Стоп! Там в моей комнате… это был Рамзес! И Клео! Это значит…»
-Я могу говорить с животными, - прошептала Лера.
«Сбылась мечта идиота!» - улыбнулась девушка.
Долорес не поднямаясь с земли поманила «зеленого человечка».
«Говорили мне Аббатиковы, что рано или поздно зеленые человечки захватят мир! Вот, пожалуйста, Гринпис уверенно шагает по планете!»
-Эй, напомни как тебя звать?
-Робин Гуд! – гордо объявил паренек.
-А ты ничего, - удовлетворенно хмыкнула Лерка.
-В хозяйстве сгодится. Вот что, ты пить будешь?
-Что пить? – удивился Робин.
-Вино! – воскликнула Бейбарсова, телепортируя бутылку. У нее открылась новая способность и девушка хотела это событие отметить.
-Какое вино?
-Заморское баклажанное, - глупо ответила Вэл. – Да ты не стесняйся, это подарок фирмы!
Лера схватила паренька за руку и потянула к себе на траву. Разлив вино по одноразовым стаканчикам, они с новым знакомым выпили, как водится, за знакомство, потом за жизнь и за любовь, после чего Бейбарсова предложила сделать паузу и подождать Яромира.
Потихоньку потягивая вино, Мэри почувствовала, что хоть она и сидит в четыре утра на мокрой траве под дождем, пьет вино из одноразового стаканчика с незнакомым пижоном в зеленых лосинах, но она чувствует себя как никогда счастливой.
"Ради этого стоит умирать!"

0

21

Как всегда....пост будет в магпункте. *криво улыбнулся* Ну вот люблю я смежные посты писать! -------- Магпункт --------------------

0

22

---->>Пост в комнате Леры, Лилит и Юли.

0

23

--->> Коридор Жилого этажа

Обычно Лера бегала так быстро, только когда Мефодий на тренировках спускал с цепей своих босхов, которые гнали ребят через весь Центральный Тартар. Босхи - отвратительные животные, помесь бегемота с насорогом. Тупые и от этого особенно сверепые и опасные. Расстояние между рогами взрослого босха зачастую превышает длину двух копий. Как-то раз ребята отмечали особенно удачное дело и немного перебрав, полезли кататься на босхах. Потом еще неделю в магпункте лежали с многочислеными переломами, не говоря уже о синяках и ушибах.
Сейчас девушка бежала к озеру, где ночью забыла свою метлу.  Не смотря на то, что в висках стучала кровь, а легким не хватало воздуха, Лера еще умудрялась мысленно себя ругать за рассеянность.
«Только… последний… идиот… мог забыть… свой… полетный… инструмент!» -  задыхаясь, корила себя Вэл. Наконец, она добежала до озера и остановилась, оперившись руками на колени и пытаясь отдышаться. По мнению Валерии, она только что установила новый рекорд Тибидохса по бегу с препятствиями. Девушка открыла глаза и почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота. Трава у ее ног была залита бардовой, уже запекшейся кровью.
«Здесь что вчера кого-то съели?!» - осторожно переступая по чистым островкам, чтобы не испачкаться и не оставить следов своего прибывания, Лера подобрала свою метлу и решила бежать отсюда, пока этого побоища не увидел Поклеп. Поклеп хоть и был вредный и нудный, но до сих пор еще по его инициативе никого не исключили. Но и кровопролития в Тибидохсе еще не было…
Бейбарсова ловко запрыгнула на метлу и полетела к драконбольному полю.

--->> Раздевалка

+1